Вы здесь

Главная » Алматинской области памятники. Уникальные памятники истории Казахстана.

Петроглифы Семиречья.

Ритуальные наскальные изображения Семиречья.

“Ты сегодня не властен над завтрашним днем,
Твои замыслы завтра развеются сном!
Ты сегодня живи, если ты не безумен.
Ты - не вечен, как все в этом мире земном»

Омар Хайям.

Посещение наскальных рисунков Семиречья.

Название этой историко-географической области Центральной Азии в форме Жидысу - Жетысу (каз. семь рек) зафиксировано русскими источниками в конце XVIII – начале XIX столетий и первоначально относилось к территории юго-восточного Прибалхашья, ограниченной северным склоном Джунгарского Алатау.
Со второй половины XIX в. название «Семиречье» приобрело расширенное значение в связи с учреждением Семиреченской области в административных границах, включавших всю территорию к югу от оз.Балхаш до Прииссыккулья, верховья р.Чу, дельту и среднее течение долины р. Или.
В современном географическом толковании территория Семиречья охватывает область между озерами Балхаш, Сасыколь и Алаколь на севере, хребтами Северного Тянь-Шаня на юге, Джунгарским Алатау на востоке и Чу-Илийскими горами на западе, что административно совпадает с территорией Алматинской области Казахстана.
Самая крупная река Семиречья Или делит всю область на правобережную и левобережную части, на Восточное и Западное Семиречье. В северной и северо-западной равнинной части Семиречья распространены песчаные и солончаковые пустыни, а вдоль рек – лугово-тугайные ландшафты.
В предгорьях Джунгарского Алатау и хребтах Северного Тянь-Шаня (Заилийский Алатау, Кетмень и др.) до высоты 2000 метро внад уровнем моря распространены лиственные леса, которые выше сменяются еловыми лесами и альпийскими лугами. Джунгарский Алатау имеет протяженность в широтном направлении более 400 км и состоит из двух четко выраженных параллельных друг другу хребтов: северного, или главного, и южного.
 Система Джунгарского Алатау включает несколько субпараллельных высоких горных цепей, сопровождаемых невысокими и короткими хребтами и их отрогами. Абсолютные высоты основных хребтов превышают 4500 метров над уровнем моря.
Отличительной чертой Джунгарского Алатау является резкий ступенчатый рельеф склонов, в котором выделяются низкогорье (700 - 1600 м), среднегорье (1600 - 3100 м) и высокогорье (3100 - 4662 м). В строении основных хребтов и передовых гряд большую роль играют метаморфические сланцы среднего и нижнего палеозоя.
Менее распространены палеозойские песчаники и известняки. Предгорья сложены толщами палеогеновых, неогеновых и четвертичных отложений. Снеговая линия в Джунгарском Алатау расположена на высотах 3200-3800 м над у.м. Ледники и снега, а главным образом подземные воды питают множество рек, стекающих с северного склона к озерам Балхаш, Сасыкколь и Алаколь, а с южного – к реке Или.
Чу-Илийские горы протяженностью около 200 км вытянуты от Заилийского Алатау в северо-западном направлении и являются продолжением и окончанием Северного ТяньШаня, с которым имеют сходную историю геологического развития.
Они образуют систему хребтов, разделенных межгорными тектоническими впадинами. Амплитуда поднятия Чу-Илийских гор значительно меньше, чем в Заилийском Алатау (около 5000 м); наиболее высокими здесь являются горы Аныракай (1183 м), Кулжабасы (1178 м) и Хантау (1024 м).
Для них типичны сохранившиеся фрагменты древних поверхностей выравнивания, окаймленные крутосклонными низкими горами, по периферии переходящими в мелкосопочник, сложенный интрузивными и эффузивно-осадочными породами.
Осевая часть Чу-Илийских гор образует водораздел рек Чу и Или. Геолого-геоморфологические и ландшафтно-климатические условия Семиречья обусловливают особенности топографии, численности и субстрата памятников наскального искусства восточной и западной части этой области.
Так, в Чу-Илийских Наскальное искусство Средней Азии 209 горах нет местонахождений петроглифов, выполненных на скальных обломках (валунах) моренных отложений, в то время как в Джунгарском Алатау и горах Северного Тянь-Шаня такие местонахождения встречаются достаточно часто.
В целом для Семиречья характерны местонахождения петроглифов в горно-степных ландшафтах на открытых вертикальных и/или горизонтальных поверхностях скал эрозионных и речных долин, традиционно осваивавшихся оседлыми скотоводами и земледельцами, а также кочевниками всех исторических эпох.
В Джунгарском Алатау с его многочисленными отрогами находится значительное количество местонахождений петроглифов, сосредоточенных в основном в низкогорье и среднегорье. Еще большей концентрацией памятников отличаются Чу-Илийские горы особенно в центральной и южной части мелкосопочника.
В Северном Тянь-Шане крупных местонахождений петроглифов известно немного, но в целом в горных долинах Заилийского Алатау, Кунгей Алатау и хребта Кетмень количество памятников также значительно.
Общее количество зарегистрированных памятников наскального искусства Семиречья сегодня превышает 50 местонахождений, но цифра эта год от года увеличивается по мере продолжения археологических исследований и расширения зоны поиска.
В Семиречье известны только местонахождения выбитых на камне рисунков петроглифов; наскальные росписи здесь пока не обнаружены. Преобладающей техникой исполнения рисунков является выбивка, реже – гравировка и другие способы нанесения изображений на поверхность камня.
Наиболее распространенным видом субстрата, использовавшегося в разные времена для создания петроглифов, являлись поверхности песчаника и алевролитов, покрытые «пустынным загаром»; значительно реже рисунки выбивались на патинированных поверхностях интрузивных пород.
В Семиречье сосредоточено несколько крупных местонахождений петроглифов, изучение которых насчитывает не одно десятилетие и послужило основой для разработки современных схем периодизации наскального искусства Казахстана.
Древнейшие петроглифы Семиречья датируются разными этапами эпохи бронзы (II тыс. до н.э.); выявить более древние группы изображений пока не удается. Хорошо выделяются изобразительные традиции эпохи раннего железа (I тыс. до н.э. – V в. н.э.) и средневекового времени (VI – XII в.в.).
Не идентифицированы наскальные изображения послемонгольского периода (XIII – XVI в.в.). Слабо изученными являются петроглифы позднего средневековья и нового времени (XVII – XX в.в.), нередко связанные с эпиграфикой и родоплеменными знаками (тамгами) кочевников западно-монгольского и тюркского происхождения.
Повсеместно выделяются петроглифы и надписи, относящиеся к современному этапу развития традиционного наскального творчества. Наиболее выразительным представляется наскальное искусство бронзового века – эпохи расцвета и широкого распространения данного вида художественного творчества.
Петроглифы этого времени многочисленны и зафиксированы практически во всех районах Семиречья. В целом данная изобразительная традиция характеризуется относительно однородным репертуаром изображений (антропоморфных, зооморфных и знаков), сходной стилистикой, иконографией, а также техникой их исполнения.
Однако в рамках этого единства наблюдаются хронологические, территориальные и, вероятно, культурные отличия петроглифов Восточного и Западного Семиречья. Репрезентативная серия петроглифов, датируемых первой половиной II тыс. до н.э., выделена на комплексе Кулжабасы в южной части Чу-Илийских гор.
Для нее характерно доминирование одиночных контурных изображений диких быков больших размеров (до 1 - 1,5 м) и композиций с ними, четырехколесных повозок с быками или верблюдами и др. Хронологически за ней следуют петроглифы типа Тамгалы, наиболее ярко представленные на эпонимном памятнике; репертуар этих петроглифов отличает большее разнообразие зооморфных и антропоморфных образов, среди которых ведущее место занимают изображения солярных персонажей («солнцеголовые») и других фантастических зоо-антропоморфных фигур, а также колесниц, запряженных лошадьми.
Датировка этой уникальной серии петроглифов определяется в пределах XIV - XIII в.в. до н.э. Наряду с этим в Чу-Илийских горах и в западной части Заилийского Алатау выделяются петроглифы позднего бронзового века, которые отличает более простая трактовка фигур, малые размеры, а в репертуаре – преобладание пасторальных, батальных и охотничьих сюжетов при почти полном отсутствии синкретических образов, присутствовавших в искусстве ранних этапов.
В Восточном Семиречье также выделяются несколько разновременных групп петроглифов, датирующихся в пределах поздней бронзы; более ранние изображения, сопоставимые по времени с памятниками Чу-Илийских гор, здесь пока не идентифицированы.
В Джунгарском Алатау исследовано крупнейшее в Казахстане местонахождение петроглифов – Ешкиольмес, отличающееся большим разнообразием стилей и богатым репертуаром гравюр эпохи бронзы.
Здесь выделяется не менее трех стилистических групп рисунков, которые датируются в интервале XIII – IX в.в. до н.э. и находят соответствие в позднебронзовых петроглифах Западного Семиречья. Изобразительные традиции наскального искусства Семиречья эпохи раннего железа также наиболее ярко представлены в Ешкиольмесе.
Здесь выделяются петроглифы предсакского и раннесакского времени (VIII – VI в.в. до н.э.), характеризующиеся специфическим набором изобразительных приемов звериного стиля и репертуаром, в котором исключительное значение имеют образы дикой фауны – кошачий хищник, волк, кабан, олень, горный козел, а также хищные птицы.
Хорошо идентифицируется изобразительная традиция, связанная с искусством пазырыкской культуры; отличительной особенностью репертуара петроглифов этой многочисленной группы является ведущая роль антропоморфных образов – конных и пеших воинов, вооруженных луками, чеканами, кинжалами или мечами, и женщины-роженицы, занимающей в этом искусстве едва ли не центральное место.
Зооморфным изображениям присуща иконография сцен преследования и терзания, когда тело или голова животного развернуты по оси на 180°. Датировка этих петроглифов определяется V – III в.в. до н.э.
В Западном Семиречье выделяется еще одна изобразительная традиция, связанная с воспроизведением на скалах зеркал с ручкой (часто в натуральную величину), датируемая на основании сходства изображений с реальными предметами, типичными для культуры кочевников Западного Казахстана, Приуралья и джетыасарской культуры низовьев Сырдарьи, – в пределах VI – IV - III в.в. до н.э.
Помимо названных групп петроглифов к эпохе раннего железа относится большое количество менее выразительных гравюр, хронологическая и культурная атрибуция которых еще не выполнена. В частности, на материалах памятников Восточного Семиречья пока не удается уверенно выделить петроглифы конца I тыс. до н.э. – начала н.э., в то время как в Чу-Илийских горах (Кулжабасы, Тамгалы) обнаружены репрезентативные серии петроглифов, репертуар и иконография которых находят аналогии в предметах искусства хунну и сяньби.
В рамках единой изобразительной традиции выделяются петроглифы древнетюркского периода (VI – VIII в.в.) и времени развитого средневековья (IX – XII в.в.); основанием для их выделения являются стилистические отличия, изображения датируемых предметов вооружения и экипировки, а также наличие сопутствующей эпиграфики и родоплеменных знаков-тамг.
Общими отличительными чертами данной изобразительной традиции являются репертуар, в котором ведущее место занимают фигуры конных воинов (часто со знаменами), сцены ристалищ, загонной/облавной охоты и другие сюжеты, а также стиль, в котором сохраняются черты анималистического искусства предшествующей эпохи.
Наиболее яркие образцы средневекового наскального творчества на востоке Семиречья представлены в Ешкиольмесе и Баянжуреке, а на левобережье р. Или – в Тамгалы, Кулжабасы, Аккайнаре, Актереке, Ой-джайляу и многих других памятниках.
Наскальное изобразительное творчество ойратских племен, обитавших в Семиречье в XVII – первой половине XVIII в., остается слабо изученным. Памятники этой группы представлены в основном культовой тибетской и ойратской эпиграфикой (Кегенский арасан, Тайгак), иногда сопровождаемой изображениями персонажей ламаистского пантеона (Тамгалытас, Аккайнар), родоплеменными знаками-тамгами и реже – изображениями животных и людей (Кулжабасы).
Значительную часть петроглифов нового времени составляют изображения и надписи на скалах, созданные кочевниками-казахами в XIX – начале XX в. Репертуар этих петроглифов ограничен изображениями сцен охоты, конных скачек или пастьбы скота; при этом создание вблизи зимних стоянок арабографичных надписей-«автографов» и изображений родовых тамг выступает как функционально значимая задача наскального творчества.
Петроглифы этого периода редко образуют значительные скопления, но в целом распространены повсеместно и достаточно многочисленны. Теми же признаками характеризуется содержание и формы наскального творчества XX в., отличаясь кирилличным написанием «автографов» и распространением современных советскому времени исторических реалий и идеологических символов: портреты В.И. Ленина, пятиконечная звезда, эмблемы родов войск Советской Армии и т.п.
Наряду с этим сохраняются традиционные сюжеты охоты, джигитовки и др. Изучение археологических памятников Семиречья началось еще во второй половине XIX в., но особенно активные и систематические исследования развернулись с 1950-х годов и продолжаются в настоящее время.
Наименее изученными остаются памятники каменного века, известные в основном по сборам артефактов мезолита и неолита в Чу-Илийских горах (Хантау, Кулжабасы, Тамгалы, Аныракай), предгорьях Тянь-Шаня и в Джунгарском Алатау.
В предгорной зоне Заилийского Алатау исследована стратиграфия мезолитического местонахождения Майбулак. Памятники энеолита и ранней бронзы до сих пор не выявлены, но в Чу-Илийских горах и Джунгарском Алатау имеются единичные находки каменных, медных и керамических изделий, относящихся ко времени, предшествовавшему широкому освоению Семиречья племенами андроновской культурно-исторической общности.
Поселения и могильники эпохи бронзы исследованы на всей территории Семиречья, в том числе в ландшафтах, связанных с местонахождениями петроглифов. Большинство известных памятников относятся к «смешанным» типам (семиреченский, кульсайский), отражая значительное воздействие с XIV – XIII в.в. до н.э. в Западном Семиречье атасуского (алакульского) варианта культуры эпохи бронзы Центрального Казахстана и андроноидных культур Южной Сибири в XIII – X в.в. до н.э. – главным образом в Восточном Семиречье.
Культура древних кочевников I тыс. до н.э. изучена преимущественно по многочисленным курганным погребениям, раскопки которых интенсивно проводились в предшествующее время, но значительная часть материалов остается неопубликованной.
Повсеместно зафиксированы также стоянки и поселения эпохи раннего железа, но раскопками исследованы лишь отдельные памятники в предгорьях Заилийского Алатау, в Чу-Илийских горах и Джунгарском Алатау.
Предгорная зона Северного Тянь-Шаня выделяется большим количеством находок кладов, включающих бронзовые котлы, жертвенники и др. Для средневекового периода характерно сосуществование на территории Семиречья городской оседло-земледельческой культуры, представленной большим количеством городищ и сельских поселений, и кочевой культуры, известной по погребальным памятникам и мемориалам с каменными изваяниями.
Памятники нового времени, – стоянки кочевников XVIII – начала XX в.в., выявлены повсеместно, но систематически они не изучены. В целом современное состояние изученности археологических памятников Семиречья, хотя и остается недостаточным для решения некоторых вопросов древней истории, позволяет рассматривать наскальное искусство в контексте общего развития культуры региона.
Этому способствует также комплексный подход, который с 1980-х годов применяется в изучении многих памятников наскального искусства Семиречья (Тамгалы, Кулжабасы, Ешкиольмес), и предусматривающий исследование местонахождений петроглифов наряду с другими археологическими объектами, как единого культурного ландшафта.
Несмотря на то, что практика создания наскальных изображений и надписей до сих пор сохраняется в среде определенной части коренного скотоводческого населения Семиречья, религиозно-культового значения эта деятельность не имеет.
В то же время некоторые местонахождения петроглифов или отдельные участки их территории включены в сакральное пространство признанных традицией святых мест (Тамгалы, Кегенский арасан); однако и в этих случаях главными объектами почитания являются не древние петроглифы, а другие культурные или природные объекты – захоронения, культовые сооружения, деревья, источники.
За редким исключением информированность местного населения о ценности древних петроглифов остается минимальной, что вызывает часто пренебрежительное отношение к ним, преднамеренное разрушение или подновление гравюр, создание палимпсестов и т.п.

Authority:
“Наскальное искусство Средней Азии”. Алексей Е. Рогожинский.

Photos
Alexander Petrov.