Вы здесь

Главная » Залесский Бронислав рассказы о жителях, образ жизни, история Мангистау. 1865 год.

Залесский на Мангышлаке.

Путешествия по Мангышлаку.

 «Автор этого очерка Бронислав Залесский - личность во многих отношениях замечательная. Человек безусловно умный и талантливый, демокра­тически настроенный, он заслуживает того, чтобы рассказать о нем поподробнее»

Ф. И. Стеклова.

Природа Мангышлака.

С жизненным укладом, обычаями, фольклором казахского народа в середине XIX века познакомили европейского читателя ссыльные польские ре­волюционеры Густав Зелинский, Адольф Янушкевич, Адам Сузин, Бронислав Залесский и позже Северин Гросс.
Как известно, за активное участие в польских национально-освободительных восста­ниях царский суд отправлял их в Сибирь и Казахстан. Изучению их жизни в ссылке много сил и времени посвятила Ф. И. Стеклова (1910 - 1980 г.г.), доцент Казахского государственного университета им. С. М. Кирова.
Трогательная и о многом говоря­щая подробность: одну из комнат в своей маленькой двухкомнатной квартире Ф. И. Стеклова превратила в своеобразный музей, посвященный польско-казах­ским связям.
Сотрудничая в течение многих лет с польскими учеными, исследовательница собрала богатый ма­териал о жизни А. Янушкевича в Казахстане, нашла его книгу «Дневники и письма из путе­шествия по казахским степям» и перевела с поль­ского на русский, снабдив обстоятельным предисло­вием и научными комментариями.
В архивах Сибири и Казахстана Ф. И. Стеклова обнаружила ряд новых материалов о пребывании А. Янушкевича в ссылке, побывала в тех местах Казахстана, где проезжал в 40-е годы XIX в. польский революционер, и нашла ряд изменений в назва­ниях местностей, что представляет интерес и для топонимики.
В последние годы своей жизни Ф. И. Стеклова кропотливо собирала материалы о жизни Бронислава Залесского (1820 - 1880 г.г.) и переводила с французского его книгу «Жизнь киргизских степей»*. К сожалению, эта работа не была завер­шена. Оставшиеся главы были переведены Бахыт Садыковой.
Ф. И. Стекловой были подготовлены к печати заметки о Б. Залесском. Здесь мы воспроизводим их с небольшими сокращениями. «Автор этого очерка Бронислав Залесский - личность во многих отношениях замечательная.
Человек безусловно умный и талантливый, демокра­тически настроенный, он заслуживает того, чтобы рассказать о нем поподробнее. *Название настоящего издания предлагается читателю в более точном значении. Как известно, в европейских источ­никах того времени было принято называть казахские племена «киргизами».
Но в остальном сохранена традиционная для XIX века лексика, написание терминов и названий (здесь и далее - примечания, подготовленные издательством совместно с пере­водчиками). Еще будучи студентом Дерптского университе­та.
Залесский за причастность к тайному обществу в 1838 году был выслан «по высочайшему повеле­нию... в Чернигов с учреждением надзора». Эти слова можно прочитать в деле, заведенном на него жандармерией.
Его мать, Юлия Залесская, женщина образован­ная и со связями в высшем свете, потратила много денег и пролила немало слез» прежде чем выручила сына из беды. По ходатайству одного «сиятельства» Бронислав был, наконец, возвращен в лоно семьи.
Увы! Не пробыв дома и года, он вновь очутился за решеткой: теперь за «прикосновенность к делу эмис­сара Рера», сперва как подследственный. Через дежурного офицера, который сначала как будто симпатизировал узнику, Залесский передал своему сообщнику доктору Реньеру «кровью... исписанную записку».
Поразмыслив, дежурный офицер предал узника, и записка попала в руки следователя. Положение подследственного, естест­венно, сразу ухудшилось. Залесский отсидел два года в предварительном заключении, а затем военный суд приговорил его к отправке рядовым в отдельный Оренбургский корпус.
В марте 1848 года солдат Бронислав Залес­ский прибыл в Оренбург. В 1849 году ему было предложено, поскольку он отличался способностями к рисованию, обрабаты­вать материалы Аральской экспедиции. Тогда-то и встретился он впервые с Тарасом Шевченко, ко­торый только что вернулся из экспедиции.
С тех пор не было у Шевченко ближе и вернее друга, чем Бронислав Залесский. Нет сомнений, что в жизни Залесского-художника Шевченко сыграл очень большую роль он учил и научил его рисовать, позднее обучил искус­ству офорта.
Долгие  годы  прожил Залесский  в  Париже. В 1865 году вышло роскошное издание альбома офортов «Жизнь киргизских степей». Двадцать два офорта и очерки к ним правдиво показали европейскому читателю, как живут люди в далеких  казахских степях.
Если сравнить рисунки Залес-ского с иллюстрациями в зарубежных изданиях середины XIX века к поэме Сустава Зелинского «Киргиз», где казах скорее похож на черкеса, то станет понятно, что именно у него - первого из европейских художников - жизнь казахов изображена в настоящей реалистической манере.
Очень верны зарисовки утвари» костюмов, этнографиче­ских деталей, прекрасно исполнены пейзажи и па­мятники прошлого. В своих очерках» кроме гео­графических, климатических» этнографических и других сведений» Залесский поместил записанные им в степи казахские сказания» рассказы людей о прошлом, описал свои встречи с известными людьми.
Работая над биографией Залесского, я обнару­жила в очень редком справочном издании упоминание его очерка, написанного во время пребывания в ссылке, якобы опубликованного на польском языке в 1857 году» т.е - до выхода в свет парижско­го альбома офортов в сборнике «Книга мира» в Варшаве.
Это было полной неожиданностью» так как из переписки Залесского было известно, что он реши­тельно отклонял настойчивые просьбы друзей на­писать о местах своей ссылки. Но название очерка, приведенное в справочнике» не вызывало сомнения: «Путешествие в киргизские степи».
А что, если отказ служил прикрытием» и произведение действи­тельно было написано? Что же дальше? Сборник «Книга мира» найти было невозможно, самые крупные книгохранилища СССР присылали мне решительные отказы, даже ленинградская «Россинка»...
Обнаружился этот сборник в библиотеке Вар­шавского университета - помогли польские друзья. В. Евсевицкий прислал мне микрофильм, а вскоре и сама я, будучи в командировке в Варшаве, смогла увидеть эту редкость: огромная книга, а в ней очерк Залесского...
Именно он послужил основой для французских текстов альбома офортов. Но, пожалуй, самой удивительной была послед­няя находка. В нескольких выпусках флорентийского журнала прошлого века (на итальянском языке) была напечатана большая политическая статья Залесского о продвижении России в Среднюю Азию.
В примечании указывалось, что статья была опубликована в одном польском ежегоднике. Но в каком и за какой год, не говорилось. Перерыты были целые кипы книг, перевернуты сотни страниц, пока поиски не увенчались успехом.
Статья была напечатана в парижском эмигрантском издании на польском языке, более того, снабжена иллюстра­циями - рисунками самого Бронислава Залесского! Это зарисовки Ак-Мечети времен штурма, крепости Карабутак и строящегося порта на Аральском море Кос-Арал, а также два портрета казахов - совре­менников Залесского».
Эти заметки свидетельствуют, с каким энтузиаз­мом и любовью занималась Ф. И. Стеклова историей возникновения и развития польско-казахских связей. Книга Б. Залесского «Жизнь казахских степей» ценна и интересна для нас прежде всего тем, что это заметки очевидца - правдивые, непредвзятые, реа­листичные.
Привлекает широкая панорама жизни степи и ее обитателей, создаваемая автором. У За­лесского одинаково хорошо получаются как описа­ния природы края, его климата, растений, живот­ных, так и жилищ, предметов быта и многого друго­го.
Занимательны изложения легенд и сказаний кочевников, проницательны замечания автора об их религиозных верованиях. Демократ по убеждениям, Залесский и в отно­шении малознакомого народа предельно демократи­чен.
Как живо, остроумно, с душевным теплом описывает он казахских женщин или бывшего «степного разбойника» Кузембая. Из-под пера Залесского образы простых степняков выходят на редкость симпатичными.
Конечно, не все в книге Б. Залесского соответ­ствует нашим нынешним знаниям и пониманию истории, обычаев, национального характера ка­захов. Сказался и стереотип взглядов, характерный для европейцев того времени. Но многое увидено и осмыслено точно и доброжелательно.
Поэтому мы считаем публикацию книги делом нужным и свое­временным. Безусловно, «Жизнь казахских степей» имеет не только большое этнографическое значение (книге еще предстоит стать предметом детальных исследований), но и представляет несомненный интерес для массового читателя.

Источник и рисунки:
Бронислав Залесский. «Путешествие в киргизские степи». 1865 год.