Вы здесь

Главная » Кызылорда – история, события, факты. Исторические достопримечательности Южного Казахстана.

Штурм Ак-Мечети. Перовский.

Поездки по интересным достопримечательностям окрестностей Кызылорды.

«В эти дни не спазмой трудных родов
Схвачен дух: внутри разодран он
Яростью сгрудившихся народов,
Ужасом разьявшихся времен»

Максимилиан Волошин. Париж. 5 февраля 1915 года.

Поездка из Алматы в Кызылорду.

Тем временем В. Л. Перовский собрал силы для большого похода. Политическая обстановка благоприятствовала этому. Постоянно тлевшая в Кокандском ханстве борьба между кочевниками-кипчаками и оседлыми сартами в 1852 году переросла в настоящую войну.
В 1851 году, когда лидер «кипчакской парти», бывший регент Мусульман-Кул отправился воевать с Ташкентом, в самом Коканде сарты устроили страшную резню кипчаков. Хан Худояр, хотя и был посажен на престол кипчаками, всемерно этому потворствовал, так как тяготился опекой волевого и энергичного Мусульман-Кула.
В октябре 1852 года на урочище Былкыллам произошло сражение между армиями Мусульман-кула и старшего брата хана Малля-бека. Битва была очень сумбурной, обе стороны после первого столкновения отступили, но в итоге победа осталась за правительственными войсками.
Взятого в плен Мусульман-кула посадили на высокий столб, у подножия которого воины Малля-бека резали кипчаков. По возвращении в Коканд бывшего регента повесили. Подобные жестокости, естественно, никак не способствовали консолидации кокандцев, что было очень на руку русским.
Заставляли спешить и обострившиеся отношения между великими державами. В феврале 1853 года император Николай I встретился с английским дипломатом Г. Сеймуром и практически напрямую предложил ему разделить владения Турецкой империи между Россией и Великобританией. «Парламентеры. Сдавайся! - Убирайся к черту!».  1873 год. Холст, масло. 58 х 74 см. Картина В.В. Верещагина.Лондонский кабинет, однако, полагал, что выгоднее сохранить единство Турции и, соответственно, единоличное влияние на ее политический курс. Отголоски «большой игры» докатывались и до среднеазиатских государств.
Находившийся в Оренбурге в 1852 году хивинский посол во время переговоров с В. Л. Перовским угрожал ему, что хан может отдать свои владения в районе Сыр-Дарьи турецкому султану или англичанам. «Бухарский солдат (сарбаз)». 1873 год. Картина В.В. Верещагина.При этом посол проговорился, что еще в 1851 году хивинский сановник был послан для обсуждения этого вопроса в Тегеран, где находился «именитый турок от лица султана».
При этом оказывать какую-либо помощь Коканду Хива не собиралась, да и вообще относилась к нему не слишком благожелательно. В начале июня 1853 году в Аральск были стянуты войска из Орска, Оренбурга, Верхнеозерской станицы, составившие т.н. экспедиционный отряд.
Он включал три роты 4-го Оренбургского линейного батальона, 5 сотен уральских и оренбургских казаков, 3 сотни кавалеристов Башкирско-мещерякского войска, 17 орудий (в т.ч. 5 кегерновых мортир), гальваническую команду и специально присланную из Петербурга ракетную команду.
Всего в поход отправилось около 2350 солдат и офицеров и 500 казахов, служивших разведчиками и перевозивших на лошадях грузы. К Ак-Мечети отряд двигался четырьмя эшелонами: 1-й под началом полковника Марка (2 сотни казаков, 3 орудия, ракетная и гальваническая команды); 2-й генерал-майора Подурова (рота пехоты, 1,5 сотни казаков); 3-й подполковника Ионея (такого же состава как и 2-й); 4-й войскового старшины Филатова (2 сотни казаков, 2 орудия и обоз). Пройдя 410 км в 16 переходов за 18 дней, головные эшелоны прибыли к вражеской крепости 3 июля 1853 г.
Последние эшелоны подтянулись два дня спустя. Тогда же, 5-го июля, по Сыр-Дарье пришел вооруженный пушками пароход «Перовский» под командованием капитан-лейтенанта Бутакова. Руководство осадными работами было возложено на генерал-майора С. А. Хрулева, а общее командование осуществлял сам В. Л. Перовский.
Строительство батарей производили преимущественно по ночам, т.к. днем кокандский гарнизон, численность которого достигала 300 человек, очень метко обстреливал осаждающий из ружей. Артиллерия крепости, напротив, сразу же показала свою слабость.
У кокандцев было всего три пушки небольшого калибра, которые они переносили с башни на башню. К ночи на 8 июля осаждавшие возвели пять батарей. Батарея № 1 находилась, примерно, в 500 м. к северо-востоку от крепости и состояла из двух шестифунтовых пушек и четвертьпудового единорога.
Батарея № 2 стояла 730 м. на юг от крепости за рекой Сыр-Дарьей и была вооружена двумя полупудовыми единорогами. Между этими крайними батареями разместились батареи № 3 и № 4, причем первая из них включала 12-фунтовую пушку и три четвертьпудовых единорога, а другая (№ 4) была ракетной.
Наконец, ближе всех к неприятелю, всего в 300 м. к северо-западу от крепости стояла батарея № 5 из 4 мортир. Неподалеку от нее во рву разрушенного еще Бларамбергом внешнего укрепления засело полроты  солдат, вооруженных нарезными штуцерами под началом майора Кузьмина-Караваева.
Почти сразу после окончания осадных работ между русскими и крепостью произошла перестрелка, причем кокандцы бросали со стен самодельные гранаты. Одной из этих гранат был контужен Кузьмин-Караваев. Оренбургские казаки при покорении Туркестана.Рано утром 8 июля по крепости открыли огонь все батареи сразу. Как сообщает участвовавший в осаде капитан А. И. Макшеев, по неприятелю было выпущено около 160 снарядов из пушек и мортир и 40 ракет.
Но огонь артиллерии оказался мало эффективным: русские снаряды не пробивали глинобитные стены крепости толщиной более 8 метров, а осажденные отвечали довольно метким огнем из ружей. "В госпитале». 1901 год. Картина В.В. Верещагина.В ночь на 9 июля батарея № 4 была выдвинута вперед и усилена четырьмя орудиями.
Еще день спустя от нее начали копать апрош (осадную траншею) к восточному углу крепости, а затем соединили траншеями эту батарею с батареей № 5. 11 июля осаждавшим удалось разбить артиллерийским огнем восточную башню.
После этого успеха на батарее № 4 сосредоточили 12 орудий, проделавших в крепостных стенах большую брешь. Воспользоваться достигнутым, впрочем, не удалось, штурма не начали, а в ночь на 13 июля кокандцы брешь заделали. 
В ответ левее батареи № 5 была создана еще одна (шестая) батарея, всего в 200 метров от северо-западного фаса крепости. В. Л. Перовский направил осажденным письмо, в котором говорилось: «По приказу Государя моего императора Всероссийского пришел я взять Ак-Мечеть, построенную кокандцами на русской земле для притеснения киргиз (казахов - A.M.), наших подданных.
Ак-Мечеть уже взята, хотя вы и сидите в ней. Вы видите, что я, не теряя моих людей, могу истребить вас всех до одного. Напрасно исправляете вы стены: в Ак-Мечеть войду я в ворота, потому что в собственную крепость через стены не лазят.
Если бы стены были не мои, то я не жалел бы их: вы знаете, что я имею силу разрушить их совершено». Угрозы действия не возымели, и кокандцы сдаться отказались. 14 – 16 июля осаждавшие, прикрываясь мантелетом, вели апроши к западной, северной и восточной башням крепости.
В ночь на 17 июля апроши достигли крепостного рва, в то время пересохшего. Кокандцы сбрасывали со стен горящий хворост и при свете обстреливали русских, но не смогли их выбить из траншей.
Днем 20 июля группа осажденных совершила вылазку, захватила двух солдат и быстро вернулась в крепость. В Ак-Мечети пленных придали жестокой казни: с них содрали кожу. В ночь на 21 июля В. Л. Перовский распорядился выдвинуть к северо-восточному фасу крепости новую, седьмую батарею.
Теперь русские пушки стояли всего в 100 м. от неприятельской твердыни, а кокандцы прямо со стен бросали в солдат, проникших в ров, глыбы сухой глины. 25 июля осаждавшие начали подкапывать склоны рва, чтобы подвести под крепость минную галерею и взорвать стены. Два дня спустя мина была заложена. В ночь на 28 июля, через 25 дней после начала осады, назначили генеральный штурм.
Ровно в 3 ч. 50 мин. раздался мощный взрыв, и часть северо-восточной стены рухнула. В образовавшуюся брешь немедленно был направлен картечный огонь батарей № 4 и № 7, а затем туда бросилась 1-я рота линейного батальона, которая после жестокой схватки заняла стены. На помощь 1-й роте подоспела 2-я, но увлекшись погоней за отступавшими кокандцами, она ворвалась внутрь крепости, где попала под огонь самих штурмующих. «Всадники, переплывающие реку». Картина В.В. Верещагина.Тем не менее к 4 ч. 30 мин. крепость была взята. Комендант Ак-Мечети Мухаммед-Вали погиб в схватке, всего же при штурме было убито 212 кокандцев (206 мужчин, в основном воинов, 4 женщины и 2 ребенка). Еще 30 защитников крепости погибли в ходе осады.
Потери русских во время штурма составили 13 человек, а за все время осады - 17 человек. В ходе борьбы за Ак-Мечеть Перовский получил известие, что на помощь осажденным движется войско из Ташкента. «Высматривают». 1873 год. Картина В.В. Верещагина.В связи с этим он еще 18 июля отправил отряд из 500 казаков под командованием генерал-майора Падурова на встречу предполагаемому неприятелю - к переправе через рукав Сыр-Дарьи Бер-Казан.
Очень скоро Падурову стало ясно, что слухи о походе ташкентцев ложны, но прежде, чем возвратиться к основным силам, он приказал своим казакам исследовать переправу. 21 июля отряд казаков и башкир (250 человек), пользуясь полученными сведениями, форсировал Бер-Казан на лодках и камышовых плотах, после чего быстрым маршем вышел к маленькой кокандской крепости Джулек и 24 июля взял ее без боя.
По решению находившегося в отряде капитана А. И. Макшеева Джулекские укрепления были взорваны минами для тренировки перед взрывом стен Ак-Мечети. За взятие кокандских крепостей генерал Перовский удостоился императорского рескрипта с благодарностью и решением о переименовании крепости Ак-Мечеть в форт Перовский. 36 участников экспедиции получили ордена и золотые сабли, 64 - очередные чины.

Источник:
Михайлов А. А. «Первый бросок на юг».  Москва, ООО «Издательство ACT», СПб.: «Северо-Запад Пресс», 2003. - 429 с. - (Военно-историческая библиотека). Тираж 5000 экз. ISBN 5–17–020773–5 (ООО «Издательство ACT»). ISBN 5–93699–163–0 («Северо-Запад Пресс»).