Вы здесь

Главная » Путешественники, военные и географы исследователи удивительной природы Киргизии.

Путешествие Мерцбахера.

Полет на вертолете через озеро Мерцбахера на ледник Северный Иныльчек.

«Здесь голубым сияньем льдов
Весь склон облит,
И тайну чьих-нибудь следов
Гранит хранит»

Владимир Высоцкий.  «В среду».

Горные туристские маршруты в Кыргызстане.

Убедившись в тщетности попыток преодолеть Мраморную Стену, Готфрид решил попытать счастья из долины Сарыджаза, над которой Хан-Тенгри красуется точно так же, как и над Баянколом.
Но каково же было удивление и разочарование путешественника, когда, взойдя на одну из вершин в верховьях ледника Семенова, он увидел все тот же ледниковый цирк Баянкола с возвышающейся над ним Мраморной Стеной.
«Надо брать правее», - резонно подумал он, перейдя на соседний ледник Мушкетова, расположенный южнее. И опять совершил все ту же, непростительную для опытного горовосходителя ошибку, выбрав гору на северном гребне, а не на южном, откуда он мог бы увидеть желанную вершину.
А так, будто злой рок преследовал альпинистов или злые духи гор не хотели выдавать свою тайну. Непостижимым образом Хан-Тенгри опять ускользнул от взора путешественников.
К неудаче чуть было не прибавилась катастрофа. Уже под самой макушкой одной из вершин четырех альпинистов смела снежная лавина; пролетев метров 200, они спаслись только чудом, случайно попав в ледниковую трещину.
Напуганные спутники Мерцбахера отказались идти дальше, а ведь от разгадки тайны Хан-Тенгри их отделяли всего каких-то две сотни метров. Надвигалась осень, в горах ранняя зима, и Мерцбахер через Музартский перевал ушел на зимовку в теплый Кашгар.
На следующий год Мерцбахер наконец-то внял голосу разума, правильно рассудив, что Хан-Тенгри надо искать в долине Иныльчек, которую уже разведали три года назад Боргезе и его спутники.
С величайшим трудом, вырубая ступени во льду, экспедиция поднялась на перевал Тюз, ведущий через хребет Сарыджаз в долину Иныльчек. Путники увидели грандиозную панораму.
Прямо перед ними стояла гигантская гора со свисающими языками ледников, скалами и полосами осыпей, пятнами зелени и клочками елового леса у подножья. А на дне долины лежала серая лента галечников с извивающейся по ним лентой реки и выползающим слева гигантским ледником.
Двигаясь по долине, экспедиция вскоре подошла к развилке ущелья. Как оказалось, ледников было два: северная и южная ветвь с обеих сторон огибали гигантский хребет (в Советское время он был назван хребтом Сталина, а позже переименован и получил название Тенгри-Таг).
По какому идти? Вполне логично Мерцбахер выбрал северное ущелье (ведь гора до сих пор наблюдалась только с севера). Лошадей пришлось оставить, так как корма впереди для них не было.
Всюду простиралось море камня, скал и льда. Чувствуя, что разгадка близка, Мерцбахер готов был торжествовать. Но не тут-то было. Фатальное невезение продолжало преследовать его.
Пройдя совсем немного, караван уперся в озеро, полностью перекрывающее ущелье. Прекрасное и одновременно зловещее, оно блистало холодной красотой. Белыми лебедями по зеленоватой воде плавали ледяные айсберги, отколовшиеся от края наползающего ледника.
Некоторые из них были высотой с трехэтажный дом. По сторонам вздымались отвесные кручи неприступных черных скал, пройти по которым, чтобы обойти озеро, было совершенно невозможно.
Неужели опять крах? Мерцбахер взошел на ближайшую вершину, и ему наконец-то повезло: он увидел Хан-Тенгри, но вовсе не у северного склона ущелья, как ожидал, а у южного, что было полной для него неожиданностью. «Значит к горе можно подойти и по южной ветви ледника», - понял путешественник.
Надо было торопиться, запасы продовольствия кончались. Опять началась тяжелая работа с преодолением каменных завалов, ледовых трещин и озер талой воды. Пройдя полтора десятка километров, голодные носильщики встали, отказываясь идти дальше.
Но не отступать же, когда цель близка! Взяв с собой двух тирольских проводников, Мерцбахер в быстром темпе и налегке продолжил путь. Постепенно на смену каменному чехлу, покрывающему поверхность ледника, пришли сплошные снежные поля, бесконечно тянущиеся все дальше и дальше.
Пять часов, напрягая все силы, шли путники. Когда-то в начале XIX века точно так же искали подходы к Белухе, высочайшей вершине Алтая. Путешественник А. Бунче, двигаясь по долине Катуни, не дошел каких-то нескольких сот метров, чтобы увидеть перед собой грандиозную гору.
Помешала разлившаяся в половодье река, а боковой отрог хребта закрывал видимость. Теперь, спустя более чем 70 лет, Мерцбахер шел по леднику, а изгибы ущелья и борта склонов закрывали перспективу.
Спутники уже изнемогали и требовали повернуть назад. Начинался снегопад. Еще немного и видимость будет совсем нулевой. Еще один изгиб ущелья… Изнемогающие путники обогнули очередной скальный выступ и их глазам предстала вся гигантская гора от подножья до верхушки.
Сразу стала понятна загадка Хан-Тенгри и причина того, что гору так долго искали. Она стояла в отдельном хребте, разделяющем ветви ледника и не принадлежала ни верховьям Баянкола, ни Сараджаза, где ее прежде пытались обнаружить.
А также не являлась узловой вершиной, как думали ранее. Роль узловой вершины, где по его мнению сходились хребты, Мерцбахер отвел вершине, названной им пиком Николая Михайловича, имея в виду великого князя Романова, известного покровителя наук в России.
Мерцбахер до того, как сплошняком повалил снег, успел сделать фотографии, ставшие потом знаменитыми и составил схему хребтов, которой долго пользовались географы и путешественники.
Несмотря на ее неточность, Мерцбахера по праву считают первооткрывателем местоположения Хан-Тенгри, разрешившим главную загадку горы. От мысли покорить Властителя Духов Мерцбахер отказался еще после неудачной попытки взойти на Мраморную стену, позже сказав в отчете экспедиции: «Я вскоре убедился, что высокие вершины Тянь-Шаня - неподходящее место для удовлетворения альпинистского увлечения».
Другой участник экспедиции, Костнер, выразился еще более определенно: «Вероятность восхождения на Хан-Тенгри не больше 5 процентов. Я и сегодня имею мужество утверждать, что считаю эту вершину недоступной».
Схему Мерцбахера поправляли в 30-е и 40-е годы прошлого века, и уточнение продолжается до сих пор. Выяснилось, что никакой узловой вершины нет, а есть меридианальный хребет (он так и назван, и идет с юга на север), единственный в своем роде, идущий поперек всех остальных хребтов Центрального Тянь-Шаня. Что касается пика Николая Михайловича, то с ним связана целая история.
1 февраля 1924 года вышло постановление Советского правительства о запрещении географических и прочих наименований в честь царских особ и их чиновников. Так пик Кауфмана на Памире, названный в честь первого губернатора Туркестанского края, стал пиком Ленина.
Какое-то время наименование «пик Николая Михайловича» сохранялось. Географы сделали вид, что вершина названа в честь путешественника Пржевальского, имеющего то же имя и отчество.
Позже, когда разобрались, пик переименовали, назвав «100 лет ВГо» (Всесоюзное географическое общество, хотя на самом деле правильное его название «Императорское Российское географическое общество»).
Интересно, что часть альпинистов считает, что такой горы вообще нет, так как она и есть - главная макушка Мраморной Стены, то есть это одна и та же вершина. Готфридом Мерцбахер хотя и приезжал еще раз в 1907 году на Тянь-Шань, но работал в Китае, и в районе Хан-Тенгри больше так и не был. 
За труды во благо науки Русское Географическое общество в 1908 году вручило Г. Мерцбахеру золотую медаль имени П.П. Семенова - Тянь-Шанского. Умер Мерцбахер в апреле 1926 года в возрасте 83 лет.

Пик Мраморная Стена (Казахстан).Схема хребтов Тянь-Шаня, по Мерцбахеру.Озеро Мерцбахера, вид с вертолета.Ледник Баянкол.Льды озера Мерцбахера.Поляна Мерцбахера, левый борт морены ледника Южный Иныльчек.

Источник:
Александр Григорьевич Лухтанов. «Очерки по Семиречью».