Вы здесь

Главная » Шелковый путь Казахстана. Паломничество в Туркестан к святым местам.

Развалины Ногайской дороги.

Туры по Старой ногайской дороге.

 «На этом пути особенно за­мечательна крепость Таскечу на р. Сагызе, построенная, очевидно, с це­лью обеспечения переправы караванов через речку... По времени сущест­вования и материалам построек ближе к упомянутой крепости подходит часть развалин на Сыр-Дарье. Здесь мы встречаем одинаково хорошо со­хранившийся квадратный кирпич»

Офицер ге­нерального штаба русской армии Л. Мейер. 60-е го­ды XIX в.

Поездка от городища Сарайшык к мечети Ушкан ата.

Так называемая Старая ногайская дорога была главным путем тор­говых караванов нз Средней Азии в Восточную Европу. Путь от Сарай­чика на реке Урал до Куне-Ургенча может быть разделен на два глав­ных отрезка: северный - от Сарайчика до северо-западного чинка Устюрта (Кос-Кудук) и южный - от Кос-Кудука до Куне-Ургенча.
На северном отрезке дорога шла по пунктам - Сарайчик - Так-Кудук - Мост Таске-шу через р. Сагыз - Ключ Кайнар - Бокаш-аулие на Эмбе - Ушкан-ата - Мынсуалмас (Кос-Кудук). Южный отрезок от Кос-Кудука пово­рачивал на юго-запад и проходил через Куптам, Сам, Чурук и узловой пункт Белеули, в направлении на Куне-Ургенч.
На этом отрезке только два караван-сарая - Кос-Кудук и Куптам находятся в казахстанской части Устюрта, остальные - Чурук, Белеули, Кос-булак, Булак, Уч-Кудук и Пулжай - на территории Каракалпакии.
К началу XIX в.- к 1803 г., когда первый отрезок был обследован Оренбургской таможней, из многочисленных его построек в относитель­ной сохранности находились подводный мост Таскешу на р. Сагыз, три крепости на северо-западном чинке Устюрта, и почти повсеместно - в Ушкан-ата, Кос-Кудуке, Куптаме, Саме и других местах отмечались раз­валины крупных зданий караван-сараев. О мосте Таскешу сообщалось, что «...речку сию проезжают по неко­торого рода плотине из тесаных белых камней, сделанных так, что вода поверху потечет, имея глубину не меньше четырех вершков. Строение сие по словесным традициям есть одного из Чингизхановских сынков».
Обследование моста Таскешу в 1973 г. показало, что от его пролетного строения остались лишь отдельные блоки ракушечника, обнаруженные на болотистом дне речки, и части левобережного устоя, сложенного из жженого квадратного кирпича и каменных плит.
Около моста существовало еще одно сооружение, которое офицер ге­нерального штаба русской армии Л. Мейер, побывавший здесь в 60-е го­ды XIX в., считал крепостью и о ней писал: «На этом пути особенно за­мечательна крепость Таскечу на р. Сагызе, построенная, очевидно, с це­лью обеспечения переправы караванов через речку...
По времени сущест­вования и материалам построек ближе к упомянутой крепости подходит часть развалин на Сыр-Дарье. Здесь мы встречаем одинаково хорошо со­хранившийся квадратный кирпич».
Вероятно, Л. Мейер имел в виду обожженные квадратные кирпичи из развалин башен цитадели и древних мавзолеев некрополя г. Джанкента, отмеченные и другими ис­следователями прошлого века.
В 1950 г. Уральско-Устюртский отряд Хорезмской археолого-этногра­фической экспедиции около Таскешу обнаружил и обследовал остатки караван-сарая, построенного из крупного квадратного кирпича (28 х 28 х 6 см).
Здание имело прямоугольный план (42 х 45 см) с внутренним двором, окруженным жилыми и подсобными помещениями. Если бы в свое время были построены оба здания - караван-сарай и крепость, то археологический отряд названной экспедиции мог бы обна­ружить и остатки крепости.
идимо, речь идет об остатках одного па­мятника - укрепленного караван-сарая. Ко времени посещения экспеди­ции в 1973 году не удалось найти следов никаких наземных построек. Только восточнее переправы, на левом берегу речки, находилась припод­нятая площадка, на которой были расположены несколько домиков с хо­зяйственными постройками и новый колодец, облицованный плитами ра­кушечника из развалин Таскешу.
Может быть, это тот участок, на кото­ром лежали остатки караван-сарая. Как бы то ни было, в строительстве этого сооружения был использован обожженный квадратный кирпич, по­добный кирпичам сырдарьинских разрушенных построек.
Обожженный квадратный кирпич использовался также в строитель­стве караван-сарая в Ушкан-ате, Мынсуалмасе, Саме, Кунтаме и в обли­цовке колодцев от Сарайчика до Устюрта. Постройки южного отрезка дороги в большей части были сооружены из местного материала - ракушечника или известняка.
Развалины кара­ван-сарая Кос-Кудук, расположенные у северо-западного чинка Устюрта, в 1950 г. обследовались археологическим отрядом Хорезмской археолого­этнографической экспедиции. По данным этого исследования, здание квадратное в плане (40 х 40 м) было ориентировано углами по сторонам света.
Стены его были сложены из крупных каменных блоков на але­бастровом растворе. Кроме того, при разведывательных раскопках от­дельных помещений были обнаружены фрагменты конструкций пере­крытия. Большие или квадратные помещения перекрывались куполами, а помещения небольших размеров - сводами балхи.
Из однотипных караван-сараев Устюрта лучше других сохранился и изучен расположенный в крупном узле караванной дороги  - в Белеу- ли. Он состоит из укрепленного здания караван-сарая, большой группы, сардов и хорошо оборудованных колодцев.
Краткие сведения о памятнике содержатся в трудах русских ученых дореволюционного периода - в «Топографии Оренбургской...» П. И. Рычкова, «Описании киргиз-казачьих и киргиз-кайсацких орд и степей» А. И. Левшина, «Описании Хивинского ханства и дороги туда из Сарайчиковой крепости» (Записки ИРГО, 1861) В. В. Григорьева и других.
Первое подробное обследование караванного пути из Средней Азии в Восточную Европу и караван-сарая в Белеули было сделано в 1946 году сотрудниками Хорезмской археолого-этнографической экспедиции во главе с известным советским археологом С. П. Толстовым.
В результате изысканий разведочного отряда этой экспедиции на северном отрезке дороги в 50-е годы и экспедицией Каракалпакского фи­лиала АН Узбекской ССР в 70-е годы были дополнены и уточнены архитектурно-строительная характеристика и датировка всего комплекса построек. По уточненным данным, здание караван-сарая в Белеули имело прямоугольный план (35,3 х 29 м), было ориентирована углами по сторонам света.
Наружные его стены, местами сохранившиеся на высоту 1,5 - 1,7 м, были возведены из крупных блоков известняка на алебастровом растворе, размеры которых варьируются от 0,81 х 0,36 х 0,52 до 2 х 0,4 х 0,7 м.
Стены были трехслойные - из двух параллельных блоков и забутов­ки из отходов строительного материала и щебня. Углы здания были укреплены башнями диаметром около 3,2 м. В центре юго-западной сте­ны находился въезд во двор караван-сарая, подчеркнутый монументаль­ным порталом.
Его сохранившаяся высота - 7,66 м. Свод стройной стрельчатой арки портала, перекрывающий пролет 3,8 х 1,92 м, выложен из каменных плит кирпичного формата на алебастровом растворе. Па центру остальных стен, с выступом от них на 1,32 м, были построены полукруглые башни.
Планировка помещений караван-сарая типична для этого вида зданий. Жилые комнаты, служебные и складские помещения размещены вокруг открытого двора размером 19,3 х 17,8 м, имеющего незначительное понижение к центру.
В некоторых помеще­ниях сохранились проемы, перекрытые большими каменными плитами. Остатки конструкций самих помещений не обнаружены, но по аналогии с конструкцией перекрытия подобных небольших размеров помещений в караван-сарае Кос-Кудук, они, вероятно, представляли собою своды балхи, сложенные из каменных плит кирпичного стандарта.
С. П. Толстов писал, что «кладка конструкций из камня, обтесанного в форме кирпича, подчеркивает связь конструкций караван-сарая с исконно хорезмийскими традициями кирпичной кладки сводов» . Сильно развитый портал также подтверждает связь с архитектурой Хо­резма.
Очевидно, что опытные строители из Хорезма умело использовали местный камень в строительстве, отказавшись от применения привозно­го мелкоформатного кирпича золотоордынского времени (22 -23 х 22 - 23 х 5 - 6 см), дорогого и трудоемкого в работе.
На всей трассе дороги нигде пока не обнаружены остатки обжиговых печей, зафиксированы только карьеры камней, из которых строились караван-сараи. Следует отметить, что никто из исследователей не отрицает участия в сооружении объектов дороги хорезмских строителей, но о времени ее строительства высказываются два различных мнения.
Так, С. П. Тол­стов, описывая развалины караван-сараев южного отрезка дороги и на­зывая ее большой царской дорогой на Волгу, не уступавшей по мас­штабам «царским дорогам древних персов», относил время ее строитель­ства к концу X началу XV в.в.
Уточняя эту датировку позднее, он пи­сал: «Общая однотипность планировки, расположения и отдельных конструктивных деталей свидетельствует о сравнительно одновременном сооружении построек как единого комплекса оборудованной дороги.
Воз­никновение их, очевидно, относится к расцвету Хорезмского государства XI - XII в.в., когда торговые и политические интересы Хорезма связы­вали его с Поволжьем и Восточной Европой. Группа ученых Каракалпакского филиала АН УзССР, основываясь на данных археологических исследований караван-сараев южной части Устюрта, проведенных в 1975 - 1978 г.г., датирует их строительство зо­лотоордынским периодом, точнее временем правления Узбек-хана (1312 - 1342 г.г.) и его наместника в Хорезме Туглук-Тимура, а прекращение функционирования дороги связывает с последствиями разрушительных доходов Тимура на Хорезм и Поволжье в 70-е годы XIV в.
Если учесть, что высокие и сильно выступающие порталы, подобные порталу караван-сарая в Белеули, характерны не только для архитек­туры Хорезма первой половины XIV в. (мавзолеи Нажмед-дина-Кубраи, Тюрабек-ханум, караван-сарай на городище Ташкала в Куне-Ургенче), но и отражают общую тенденцию развития архитектуры северной поло­вины Средней Азии в то время, правильность последней датировки, по нашему мнению, не вызывает сомнения.
Имеются также некоторые исторические сведения, косвенно ее под­крепляющие. Известно, что еще в раннем средневековье здесь проходил торговый путь, связывающий Среднюю Азию с Восточной Европой.
Видимо, тогда он не был еще оборудован караван-сараями, оборо­нительными сооружениями, мостовыми переправами и колодцами. Академик В. В. Бартольд в своей работе «Сведения об Аральском море и низовьях Аму-Дарьи с древнейших времен до XVII в.» указыва­ет, что вместе с образованием монгольской империи возник новый торго­вый путь из Европы в Азию, путь от берегов Волги через Сарайчик на Урале, Куне-Ургенч, Отрар, Алмалык.
Этим путем, который получил развитие со времени Узбек-хана (1312 - 1342 г.г.), пользовались как му­сульманские, так в XIV в. и европейские купцы. Характеризуя степень благоустройства этой, караванной дороги, пу­тешественник М. И. Иванин писал:
«В историческом отношении в этой части Азии особенно заслуживает внимания эпоха аравийской торговли и владычества Чингизидов, в которую выкопаны были в безводных сте­пях глубокие колодцы, одетые внутри камнем, построены каменные зда­ния (вероятно, караван-сараи и ныне видны), проложены пути, удобные для движения торговли, так что - по словам историка XIV в, - путеше­ственники из Хивы в Крым могли не брать с собою никаких запасов, потому что все необходимое находилось в караван-сараях».
Изложенные факты позволяют говорить о том, что строительство этой дороги или окончательное ее благоустройство было осуществлено в зо­лотоордынский период  - в первой половине XIV в., когда караванная торговля, по словам А. Ю. Якубовского, «была организована в крупные кампании (уртаки - товарищества в деле), членами которых состояли не только профессиональные купцы, но и феодалы и богачи кочевого хозяйства, строившие свои конторы и караван-сараи в разных городах восточного мира».
Кирпичные караван-сараи северного отрезка дороги не сохранились до нашего времени. Вероятно, что они имели общий характер конструк­тивного решения с постройками южного отрезка дороги, так как и те и другие были построены «сравнительно одновременно, как единый комп­лекс оборудованной дороги».
Крупноразмерный кирпич караван-сараев северного отрезка дороги (28 х 28 х 6 см), отличавшийся от мелкоформатного обожженного кирпи­ча Хорезма золотоордынского периода (22 - 23 х 22 -23 х 5 см), возмож­но, был привезен из низовьев Сырдарьи или из г. Сарайчика, который в XIII - XVI в.в. был торгово-политическим центром нижнего Приуралья, где велось большое строительство и было организовано производство обожженного кирпича.
О высоком уровне строительной культуры в Са­райчике в то время свидетельствует тот факт, что для переправы кара­ванов через р. Урал был построен мост из судов, как мост Багдадский. Архитектурно-планировочные принципы объемной композиции и ви­ды арочно-сводчатых перекрытий, отработанные в ранних караван-сараях Средней Азии (Рабат-Мадик, XI в. и Дая-хатун, XI в.), очевидно, были использованы хорезмскими строителями этого отрезка караванного пути.
Материалы исследований развалин Старой ногайской дороги, не­смотря на их фрагментарность, свидетельствуют о крупных масштабах и высоком уровне строительных работ. Архитектура зданий караван- сараев оказала большое влияние на дальнейшее развитие народного зодчества региона. Это влияние выразилось прежде всего в освоении техники обработки и применении каменных блоков и плит при строи­тельстве монументальных мавзолеев, которые знаменуют начало нового этапа в развитии местного мемориального зодчества.

Караван-сарай в Белеули. Портал. Первая половина XIV в. (по С. П. Толстову).

Источник:
М. Мендикулов. «Памятники народного зодчества Западного Казахстан». Алма-Ата, Онер, 1987 год.