Вы здесь

Главная » Восточно-Казахстанской области памятники. Наскальные изображения Казахстана.

Мавзолей Енлик и Кебек.

Туры по мавзолеям Восточно-Казахстанской области.

«К порывам юные сердца зову
Я человечность ставлю во главу.
Кто корыстолюбив и бессердечен,
Тот мелкий человек по существу.
Разве безжалостные строки о человеческих пороках казахов не стоит обратить к сегодняшнему дню?
За деньги рады все позорить и чтить,
Мгновенно в любой перекрасившись цвет»

Абай Кунанбаев.

Поездка к мавзолею Енлик и Кебек.

Еще издали, виден пирамидальный обелиск, установленный на массивном фундаменте шатровой формы. Внутри  - две могилы, на них плита с надписями: «Енлик – Кебек. В поэме «Енлик-Кебек» события развиваются на фоне вражды двух родов (Найман-Тобыкты), к которым принадлежат герои.
В одном из родов тобыктинцев жил молодой батыр Кебек. В поэме Шакарима Кебек характеризуется как любимец рода, с пятнадцати лет отличившийся силой, жаждой жизни и подвигов, «душа с огнем», «брюнет, среднего роста, широкоплечий, добродушный, обходительный». Так как до сих пор поэма «Енлик-Кебек» не переведена на русский язык, трудно анализировать ее идейно-художественные достоинства.
Кебек решился отправиться к славившемуся в то время предсказателю-абызу Нысану, жившему в горах Шынгыстау с целью узнать свою судьбу. Кебек, тихо подъехав к стоявшей одиноко в скалах Шынгыса убогой юрте Нысана-абыза, остановился, как зачарованный: из юрты исходили печальные, трогающие душу звуки.
В описании звуков музыки, игры на кобызе, их действия на человека употреблены такие эпитеты, как «волшебная музыка», «чарующие звуки», «ласкающие ухо «чудные звуки» переполняли душу каким-то неизведанным чувством, что становилось томительно жутко, тяжело, но слушать эту волшебную музыку хотелось еше и еще, не отрываясь, хотелось, чтобы эти чарующие звуки не прерывались долго-долго, они многое говорили душе и сердцу. 
Нысанабыз предсказывает Кебеку, что тот через несколько лет умрет во цвете лет и сил, поруганный родичами и врагами из-за девушки «высокого роста, стройной, как газель, волосы черные, как крыло ворона, лоб высокий, глаза, как темная ночь осенняя и глубоки, как дно морское». Проходит немало времени.
Однажды, чтобы развлечься, Кебек с'беркутом отправляется на охоту за лисами. Долго рыскал он по холмам и долинам, день клонился к вечеру, домой ехать далеко, аулов вблизи не видно. Выехав на сопку, Кебек увидел в одном из ушельев Шынгыса, недалеко от горы Хан, тонкой лентой вьющийся дымок. На него он и поехал, уверенный, что там найдет аул, приют на ночь. 
В этом небольшом ауле Кебека поразила красотой чудная девушка по имени Енлик. Они полюбили друг друга. Енлик была до этого просватана родителями за богатого и пожилого казаха рода Керей, большая половина калыма за нее была уплачена. Ей необходимо было или побороть в себе любовь, или, нарушив обычай старины, соединиться с любимым, обрекая себя на месть и лишения.
Нарушив обычай, молодые влюбленные в одну из темных ночей сбежали. У них появился сын. Но счастье длилось недолго. Род Енлик, считая побег девушки оскорблением, начал мстить роду Кебека. Участились взаимные тяжбы, барымта (угон скота), нередко кончавшиеся убийствами. Наконец, стороны обратились к посредничеству биев. Жестокий бий Кенгирбай был за наказание нарушивших обычай Кебека и Енлик.
И сбылось предсказание Нысан-абыза, свершилось кровавое дело - казнь. На шею связанных Кебека и Енлик накинули аркан, перед смертью Енлик обратилась с прощальным словом к двум родам. Она не просит пощады, не молит оставить их в живых, с достоинством просит дать возможность попрощаться со своей любовью, с мужем Кебеком, похоронить их вместе в одной могиле, пожалеть невинного четырехмесячного сына.
Ее последнее прощальное слово, выражающее право человека на жизнь и любовь, бросает вызов носителям жестоких, бесчеловечных нравов. Их привязали к хвосту лошади, и через несколько минут обезображенные трупы сбросили в приготовленную ранее яму.
Никто не подобрал малютку казненных. Автор стремился поднять голос против несправедливости, жестокости. Несмотря на то, что не все в поэме совершенно, она была большой удачей автора, ибо стройность композиции, образность языка, новизна трактовки характеров главных героев внесли в развитие этого жанра определенную роль.
Народ хранил в памяти образы Енлик и Кебека, сохранилась могила на сопке под названием «Енлик-Кебек», им был воздвигнут памятник как символ любви, о них сложено немало песен, легенд. За сухими строчками музейного текста встает повесть о большой трагической любви казахской девушки Енлик и Джигита Кебека, описанное в свое время Абаем. Некогда предок Абая Кенгирбай, разбирая тяжбу о невесте, приговорил к смерти и невесту и нарушителя свободного сговора – Енлик и Кебека. 
Монумент был установлен в 1960 году местной молодежью, как дань уважения легендарной паре влюбленных, как символ настоящей любви. Это история любви. Строгий и величественный памятник влюбленным - Енлик и Кебек - и поныне бросает вызов трагической судьбе, доказывая силу Любви в средние века, горы Шынгыстау родина Великого Абая. 
Родовые распри за лучшие земли.
Два воющих между собой рода Матай и Тобыкты. Стрела Амура не знает преград и так получилось что ОН из рода Аргын, полюбил ее из рода Найман. Случилось так, что Кебек попал на зимовку к врагам и влюбился в Енлик. Но все были против их любви, как и два враждующих рода, которые якобы поженят своих детей, но этому было не бывать. Впервые поэма под названием «Слово, сохранившееся в памяти казахов» была опубликована в газете «Дала уалаяты» (№ 31 - 39) в 1892 году. В этом варианте события поэмы освещаются с народной точки зрения, его отличает сочувствие влюблённым и ненависть к их гонителям. Несмотря на отдельные недостатки в композиции, языке и стиле, поэма ценна достоверностью и типичностью изображённого в ней конфликта. 
В 1900 году в № 46 газеты «Дала уалаяты» был опубликован другой вариант поэмы под названием «История быта казахов», в котором сохранена исходная сюжетная линия, но герои носят другие имена. Социальной остротой, сатирическим изображением суда биев интересна поэма Магауи Кунанбаева, по сюжету и композиции близкая к первому варианту.
В 1960 году она была издана в сборнике «Поэмы» в Алма-Ате. В 1912 году в Семипалатинске вышла в свет поэма Шакарима Кудайбердиева «Несправедливое наказание», в которой автор дал свою трактовку основной темы поэмы «Енлик - Кебек», подчеркнув историческую достоверность описываемых событий, которые он отнёс к 1780 году. 
В 1917 году М. О. Ауэзов написал трагедию «Енлик - Кебек», которая многие десятилетия не сходит со сцен казахских драматических театров. Трагедия состоит из четырёх актов, пяти действий. Впервые «Енлик - Кебек» был поставлен в ауле Абая в 1917 году, режиссёром и суфлёром этой постановки выступил сам автор. В 1923, 1943 и 1956 годах пьеса несколько раз перерабатывалась.
Если в первых вариантах автор критиковал межродовую распрю, в последующем пьеса изобличала всю феодально-иерархическую систему, приобрела высокий гражданский пафос. В 1924 году члены Центрального клуба КАССР Всероссийского Союза Коммунистической молодёжи поставили второй вариант пьесы. В ней принимали участие К. Ерназарова (Енлик), Ж. Сарсенбин (Кебек), Р. Асылбеков (Есен), Ж. Ауэзов (Караманде), С. Муканов (Кубей), С. Байгожин (Еспембет), Е. Умурзаков (Жапал) и другие.
В 1926 году спектаклем «Енлик - Кебек» открылся Казахский театр драмы (режиссёр С. Кожамкулов). После постановки в 1933 году режиссёром М. Г. Насоновым очередного варианта, «Енлик - Кебек» ставили в Семипалатинском (1935 год, режиссёр О. Букеев), Чимкентском (1939 год, режиссёр Х. Шаженов) и других областных театрах на казахском, русском, корейском языках.
Третий вариант пьесы ставился на сцене Казахского театра драмы в 1957 году и получил высокую оценку на Декаде казахской литературы и искусства в Москве в 1958 году. 

Вот как описывает могилу Кенгирбая писатель Мухтар Ауэзов во втором томе романа «Путь Абая».

«Зимние сумерки медленно пускались на степь. Покрытая снегом, она не темнела, а постепенно синела все гуще и гуще. Молчаливым холодом веяло от нее. В мутного-голубом просторе скоро стал виден высокий угрюмый мазар. Сто лет уже возвышается над всей округой его мощный заостренный конус, нет в нем ни трещин, ни выпавших камней.
И так же, как властвует над невежественными потомками Кенгирбая его мрачный дух, так и могила его царит над степью, застыв в вековой неподвижности, глухая ко всему миру. Там безмолвие вечной ночи, стойкая тьма, отгороженная толстыми стенами от света солнца, от живых голосов жизни. Кажется, что застыло и самое время, что законы степи – так же вечны и неизменны, как неподвижный мрак могилы».

Детали казахского орнамента.Мавзолей Енлика и Кебека.Женские украшения казашек.Мавзолей Енлика и Кебека.Детали казахского орнамента.  Мавзолей Енлика и Кебека.Женские украшения казашек.Детали казахского орнамента.

Источники:
«Памятники Центральной Азии». Автор М. Хашимов. Издательство «Сага», 2001 год. Роман «Путь Абая», Мухтар Ауэзов.

Фотографии
Александра Петрова.