Вы здесь

Главная » Мангистауской области памятники. Культурное наследие Казахстана.

Кладбище Агаспеяр.

Туры по культурно-историческим достопримечательностям Мангышлака.

«Настоящая молитва - это вовсе не то, что надлежит совершать в какие-то определенные часы, в надлежащем месте и приняв определенную позу, молитва - это нечто такое, что человек творит благоговейно, от всей души и ежечасно помня о боге»

 Мигель де Ун.

​Фототуры на сор Тузбаир на Мангышлаке.

Одно из красивейших кладбищ на Мангы­шлаке - кладбище Агаспеяр. Горы Ак-Тау словно    фантастическим хороводом    окружают долину, где расположено кладбище. Могил там - неисчислимое множество.
На рисунке мы вос­производим только  главные.  Они  отличаются от остальных тем, что орнамент фронтона вырезан в виде барельефов, окрашенных очень живыми красками.
Мавзолеи, согласно обычаям этой части степи, построены из тесаного камня, сцементи­рованного песком, глиной и известью, и окружены глыбами хорошо отесанного известняка.
Вход в мавзолей такой низкий, что надо вдвое согнуться, чтобы пройти туда, но двери всегда распахнуты. Внутри несколько простых надгробий, без надписей, или просто маленькие возвышения, означающие могилы, напоминание о том, что здесь прах многих людей, возможно, целых семей.
Не являются ли они фамильными склепами султанов, могилами каких-либо старей­шин или иных знаменитых среди кочевников людей? Киргизы об этом ничего не знают. Они лишь настойчиво утверждают одно: эти соору­жения восходят к очень давним временам.
Барельефы и хорошо сохранившиеся краски как будто доказывают обратное. Но ведь климат здесь очень сухой, он помогает строениям сохра­ниться, дожди выпадают за лето только два-три раза, а немилосердное солнце придает здешней глине твердость камня.
Наряду с большими памятниками масса маленьких разного жанра: чаще всего надгробные памятники округлой формы с выпуклым арабским орнаментом в восточном духе. Довольно мягкий материал, из которого они выполнены, облегчал работу, но рисунки так красивы и чисты и выпол­нены они настолько тщательно, что, глядя на них, невольно сожалеешь, что они не из мрамора. Н
адписи, которые, впрочем, редки, сделаны на татарском. Все, что рельефно выполнено на этих могилах, свидетельствует о большом вкусе и забот­ливой руке. Напротив, изображения коней, верблю­дов, лука и даже человеческих фигур, которые нарисованы или  скорее  выбиты острым орудием и носят характер исключительно варварского искусства, удивительно напоминают пачкотню детей, когда они прямыми линиями рисуют коней и людей.
На вершине этих обелисков обычно есть углубление. Это связано с прекрасной и поэтичной идеей пастухов, живущих всегда в слиянии с природой. Эти углубления сделаны специально для дождевой воды, чтобы в этом безводном краю птицы стаями могли бы утолять жажду и превозносить создателя у надгробных памятни­ков покойников. Самые значительные кладбища находятся на Мангышлаке.
Глядя на их размах, можно поду­ мать, что они хранят в себе целые поколения. Были ли здесь когда-то значительные сражения? Более правдоподобным представляется, что Большая Орда, которая длительное время властвовала над Россией и имела столицу в устье Волги, похоронила своих мертвых в соседстве со святыми.
Несомненно, что местные жители никогда не смогли бы заполнить эти кладбища. Близость Самар­канда и Бухары, других стран, известных ранее своей передовой цивилизацией, объясняет, с другой стороны, более тщательную архитекту­ру захоронений, возвышающихся в этих безлюд­ных краях.
Огромные кладбища существуют также возле Сыр-Дарьи. Одно из значительных расположено в степи между Уралом и Аральским морем, на берегу маленькой реки Тургай. Оно называется Хан-Суек, что означает «кости хана».
По киргизскому преданию, там находятся кости предков Мамая, который когда-то разорял Москву и всю Русь12. Площадь этого кладбища более половины квадрат­ной версты, оно усеяно памятниками, часть которых из гранита и мрамора. 
Но жители не могут сказать о них ничего определенного. Киргиз    спокойно    пасет    своих    баранов    у ппиходящих   в   упадок   могил   батыров   и   ханов, совершенно не думая о них.
Цепь традиций на нем прерывается, а последние следы их только у стариков и сказателей-ертеги.

Кладбище Агаспеяр.

Источник и рисунки:
Бронислав Залесский. «Путешествие в киргизские степи». 1865 год.