Вы здесь

Главная » Семей – Семипалатинск город. Архитектурные, культурные и исторические достопримечательности.

Семипалатинская крепость.

Достопримечательности Семипалатинска.

«Если дело достойно завершено, Вознесет и прославит тебя оно»

Фирдоуси Абулькасим.

Поездка в Семипалатинск из Астаны.

Семипалатинск находится в самом сердце Евразии. Ее географический центр установлен на пересечении линий 50 градусов широты и 80 градусов долготы к востоку от Гринвича в 40 километрах к западу от города Семипалатинска.
Город начинался с Семипалатинской крепости, возникновение которой неразрывно связано с историей присоединения Казахстана к России. Интерес к казахской степи в XVI веке был обусловлен целым рядом объективных причин и субъективных обстоятельств, связанных с социально-экономическим развитием.
По мере централизации и усиления государственной власти в России значительно возросли возможности торгового обмена и других отношений с восточными соседями. Присоединение к России Казанского (1552 г.), Астраханского (1556 г.) и Сибирского (1598 г.) ханства способствовало установлению Камского торгового пути, ведшего в Сибирь и в казахские степи.
Стремясь к упрочению своих позиций в этом регионе и обеспечению безопасности восточных границ, царское правительство обосновало ряд русских городов и острогов: Тюмень, Тобольск, Тару, Томск и других.
С возникновением городов на границе со страной Номадов появилась благоприятная возможность обмена продуктов казахского скотоводческого хозяйства на русские товары, а также создания перевалочных пунктов для дальнейшего развития «азиатской торговли».  
Впервые вверх по Иртышу русские двинулись после того, как обосновались на Таре и Тоболе и проникли в Среднюю Обь. Нужна была соль, и она нашлась в степных озерах Прииртышья.
По мере возрастания численности русского населения Сибири, торговля у Ямышева озера становилась все более значительной, и приобретала регулярный сезонный характер.
По-видимому, специально приурочивалась ко времени прихода русских судов за здешней солью. Следуя вверх по Иртышу, русские служивые торговые люди в отправляемых за солью судах везли товары, предназначенные для обмена, чем и положили, может быть, начало торговле в этих местах.
Торговля у Ямышева озера выглядит весьма значительной, в чем можно убедиться, знакомясь с описанием её Николаем Спафарием, относящегося к 1675 году. А за 25 лет до Н. Спафария  сообщил об этой ярмарке посол Федор Байков, проезжавший вверх по Иртышу и далее через кочевье казахов, джунгаров и монголов в Китай.
Путь от Тобольска вверх по крепости Семипалатинская, Омская, Ямышевская, Усть-Каменогорская и Петропавловская были устроены капитально, с земляными валами по системе Вобана, французского военного инженера, заложившего научные основы фортификации, построившего и перестроившего свыше 300 крепостей.
Остальные же крепости и образовавшиеся впоследствии сибирские станицы составляли попросту поселения, огражденные бревенчатым частоколом, рвом и рогатками. Будучи слабо укрепленными, они естественно играли второстепенную, вспомогательную роль.
Все более углубляясь в жизненно важные центры казахских кочевий, окрыленная бескровными успехами, сибирская администрация, не дожидаясь уже указаний из Петербурга, летом 1718 года снарядила крупную экспедицию во главе с опытным фортификатором подполковником Прокофием Ступиным с отрядом из солдат, казаков и артиллерии.
Князь М, Гагарин, помнивший последствия столкновений с ойратами, строго предписал опытному офицеру «не затевать ссоры» с ойратами, и даже при нападениях с их стороны обороняться, и стараться убедить в отсутствии «враждебных намерений против них». 
В 1718 году подполковник Прокофий Ступин из Ямышевской крепости направил до озера Нор-Зайсан экспедицию в количестве 200 человек под командованием капитана Инея «для проведывания пути водою вверх Иртыша реки и осмотру лесов и пристанных мест, где можно построить по Иртышу реке крепость».
Экспедиция от Ямышевской крепости проделала вверх по Иртышу на «малых лотках» до того места, где ныне стоит Усть-Каменогорск, за 6 недель, «да через Камень 6 дней, а от Камня до Зайсана озера 3 недели».
Экспедиция обследовала берега озера и не нашла мест, пригодных для строения крепости, «потому, что камень и песок, а лесов нет». Эта экспедиция принесла первые для русской науки наиболее достоверные сведения об озере Нор-Зайсан и верховьях реки Иртыш, о местах, удобных для строительства крепостей, о наличии строевого леса. Строительству Ямышевской крепости предшествовало сооружение командой полковника Матигорова небольшого острога летом 1716 года около озера Ямышева.
В 1717 году к Ямышеву острогу были посланы два регулярных полка под командованием полковника Ступина. По чертежу  Календера острог был переделан в крепость, в 1733 году состоялся ремонт крепости, а в целях усиления  ее обороноспособности сооружен так называемый бруствер для регулярного войска.
В пяти верстах от крепости наблюдательный пункт-редут для караула у соленого Ямышева озера, так как джунгарские владельцы время от времени посылали сюда своих людей за солью.
Осенью 1718 года крепость Семипалатная под наблюдением подполковника П. Ступина была «укреплена и приведена в полное вооружение». щ«Начало XVIII века характеризовалась новой волной колонизационного движения России, устремившегося к верховьям Енисея, Тобола и Иртыша.
В 1718 году была заложена одна из сильных Иртышских крепостей - крепость Семипалатная, сыгравшая немало важную роль при завоевании верхнего Иртыша и Западного Алтая.
Семипалатинск служил передаточным и обменным пунктом в торговле между Россией и Казахстаном, Средней Азией и Китаем и играл важную роль в торговых сношениях Северного Казахстана с - Южным».
Джунгарское нашествие 1723 – 1727 г.г., названное в истории казахского народа «актабан шубырынды, алкакол сулама», нанесло значительный урон и экономическим интересам России.
Сложившаяся ситуация требовала политического решения: правительству России необходимо было иметь юридические основание для вмешательства в джунгаро-казахский конфликт.
Поэтому наиболее дальновидные представители казахских жузов, видя в лице Российской империи единственную потенциальную силу, способную оградить их от джунгарских нападений, предприняли попытку для официального принятия казахским народом российского подданства.
Для дальнейшего освоения верховьев Иртыша, в 1720 г. по личному распоряжению царя была подготовлена еще одна воинская команда - речная экспедиция под руководством лейб-гвардии майора И.М. Лихарева, которому вменялось подробное исследование озера Нор-Зайсан, поиск и «доставление» подробных сведений о «золотом песке», также ему поручалось разузнать подробности неудачи экспедиции И.Д. Бухгольца.
При организации экспедиции был учтен печальный опыт И.Д. Бухгольца, который, не имея медикаментов во время осады Ямышевской крепости джунгарами, потерял немало своих людей.
И.М. Лихаревым были взяты два лекаря с «полковою аптекою», а также два геодезиста, специально отобранные для создаваемого отряда из учеников Морской академии. Не исключая вероятность столкновений с калмыками, организаторы экспедиции придали отряду нужное количество артиллерийских орудий: 13 полевых пушек, 6 мортир. Запас продовольствия был взят на три месяца.
По численности отряд И.М. Лихарева уступал экспедиции Бухгольца, но преимуществом явилось то, что он смог учесть его опыт. В конце июня 1720 года Лихарев прибыл в Семипалатинск.
Лето в том году было засушливое, воды в Иртыше было меньше, чем обычно. Еще в первых военных экспедициях шли на лодках.. Известно, в частности, что экспедиция Ивана Дмитриевича Бухгольца шла на дощаниках, а лодки - «зайсанки» для своей экспедиции И.М. Лихарев строил в Семипалатинской крепости, они были плоскодонными и очень вместительными, если учесть, что на 34 лодках размещалось 440 человек с 13-ю малыми полевыми пушками и 6-ю мортирами, боеприпасами да запас провизии на 3 месяца.
До озера дошли благополучно. Не найдя удобного места для строительства крепости на берегу озера Зайсан, отряд И.М. Лихарева двинулся далее к Черному Иртышу. Наблюдавший за движением отряда джунгарский военачальник Галдан-Цэрен (сын и наследник Цэван-Рабтана) имел в своем распоряжении 6-тысячное войско.
8 августа 1719 г. Джунгарыо ткрыли огонь по отряду И.М. Лихарева, но и сами попали под губительный огонь русских пушек и не смогли использовать свое численное превосходство.
Нападение джунгар было легко отбиты, но на пути встала новая серьёзное препятствие - обмелел Иртыш. На громоздких дощаниках дальше передвигаться было невозможно.
Начались переговоры с джунгарами. После этой неудачи Галдан-Цэрен изъявил согласие начать переговоры, послав в лагерь И.М. Лихарева переводчика. И.М. Лихарев объявил ему, что «единственная цель его командировки состоит в том, чтобы узнать, откуда берет свое начало Верхний Ирты ш и можно ли достигнуть до его истоков и отыскать рудные месторождения».
Джунгары «изъявили согласие на возвращение флотилии обратно». И.М. Лихарев и Галдан-Цэрен поздравили друг друга с мирным исходом переговоров и обменялись подарками. Отряд И. М. Лихарева повернул в обратный путь.
На обратном пути, где Иртыш выходит из Алтайских гор и разливается по степи, при впадении в него реки Ульбы И. Лихарев заложил в 1720 г. новую крепость, названную Усть - Каменогорской, потому что именно здесь Иртыш вырвался из гор и катил дальше свои воды уже по равнине.
Возникшая вскоре после основания крепости Семипалатинская слобода существовала и в 1734 г. Она была заселена крестьянами и разночинцами; по сообщению майора А. Зыбина, служилые люди жили и по обе стороны слободы.
Первые годы своего существования Семипалатинская крепость не была укреплением в полном смысле этого слова. Это было сравнительно примитивное по своему внешнему виду и планировке фортификационное сооружение, но сравнительно хорошо укрепленное в военном отношении.
Крепость имела четырехугольную форму с бастионами и флангами, выстроена из дерева, и лишь некоторая часть наружной стены была выложена камнем. Внутри неё была небольшая деревянная церковь. И.Г. Гмелин, посетивший Семипалатную крепость в 1734 году, писал, что это была «одна из небольших, хотя и не лишенных значения пограничных крепостей.
Так как дома в то время не имели постоянных крыш и в здании губернской канцелярии место стекол занимала бумага, то пребывание в ней было тогда не так удобно». Дальнейшая судьба Семипалатной крепости была тесно связана с развитием русско - джунгарских, казахско - джунгарских, а также казахско-русских отношений.
В начале 40-х годов XVIII века в Семипалатинской крепости старые пушки разного калибра были заменены новыми крепостными орудиями и заметно усилено фортификационное сооружение - русское правительство в целях ограждения казахских земель от нападения джунгарских и китайских войск перевооружало старые крепости.
В результате перевооружения крепость превратилось в одно из лучших военных укреплений на Иртышской линии. Возникшая как пограничная и военно-опорная база, Семипалатинская крепость по мере развития превращалась в важный пункт торговли не только между Россией и Казахстаном, но и между Россией, Средней Азией и Западным Китаем.
С самого основания Семипалатинска сюда приезжали для торга джунгарские калмыки, бухарцы, ташкентцы, кокандцы. Сибирская губернская администрация, заинтересованная в расширении хозяйственных отношений с казахским населением, а через него и с сопредельными странами, рассылала комендантам крепостей всевозможные инструкции, обращая внимание последних на выгодность привлечения к торговле азиатских народов.
Царское правительство стремилось склонить к торговле ойратов. Еще в 1729 году Сибирская губернская канцелярия признала выгодность торговли с Джунгарией через Ямышевскую и Семипалатинскую крепости.
Заинтересованность в расширении торговли в приграничных укреплениях проявляла и сама Джунгария. О торговле казахов в Семипалатинске впервые упоминается в 1747 году, когда Комиссия иностранных дел предписала не брать с них таможенных пошлин за скот, пригоняемый в верхнеиртышские крепости для обмена на хлеб.
Приезд казахов и калмыков для меновой торговли с русским купечеством получил название «сатовок». В основном это была меновая, безденежная, подчас даже не эквивалентная торговля.
Русские товары - ткани, металлические изделия - выменивались у кочевников, премущественно, на скот и продукты скотоводства. В 1748 году по указу Сибирской губернской канцелярии при Семипалатинской и Ямышевской таможнях для казахов были построены меновые дворы.
В 1767 году со временем встал вопрос о переносе Семипалатинской крепости на новое, более удобное место. Оно было выбрано на 12 вёрст выше прежней крепости. В том же году утвержден план - проект построения крепости.
Но строительство на новом месте было приостановлено в связи с нападением на Иртышскую линию волжских калмыков, бежавших из России в свое «отечество», затем в связи с Пугачевским восстанием (1773 - 1775 г. г.).
В одной из уникальных записей является описание старой крепости Семипалатинской, сделанной П.С. Палласом - крупнейшим ученым академиком-натуралистом и путешественником екатерининской эпохи.
Вот как описывает он старую крепость: «...Старая крепость представляет четырехугольник, обнесенный рвом и деревянными стенами с двумя башнями. Внутри этих стен выстроены казармы.
Там так же находилась деревянная церковь, две квартиры для комендантов, здания канцелярии, склад для провианта и пороховой склад. Выше и ниже крепости расположены два предместья, в них обоих около 200 домов.
Верхнее предместье меньше и отделяется от крепости речкой, здесь же находится деревянная таможня. Жители частью купцы, частью казаки и отставные драгуны, которые и составляют большинство».
В 1776 году генерал-губернатором Западной Сибири для заложения крепости по новому проекту был откомандирован капитан И.Г. Андреев. Среди русских экспедиции особое внимание заслуживает деятельность экспедиции капитана И.Г. Андреева, служившего в крепостях Ямышевской, Железинской, Семипалатинской, Усть-Каменогорской.
Будучи талантливым инженером, в 1766 - 1793 годы он перестраивал эти крепости, строил мосты, дороги, составил карты и планы трактов, редутов, форпостов и других военных укреплений.
В апреле 1776 года он выехал из Железинской крепости и с большими трудностями прибыл в Семипалатную крепость. Вместе с Андреевым прибыло 40 работников, 25 солдат Семипалатинского батальона, 50 тюменских и тобольских служивых татар и 200 ссыльных колодников.
Новая крепость имела четырехугольную форму с вытянутыми бастионами. В развитии торговли были заинтересованы и русские, и казахи, и среднеазиатские купцы. Русскому рынку нужны были лошади, овцы, сельскохозяйственное сырьё, а казахам - промышленные изделия, в частности, оружие.
Не случайно, что меновой двор в Семипалатинской крепости был учрежден не только по инициативе русских купцов, но и по просьбе видного султана Абул-Фаиза, направившего в 1760 году Сибирскому пограничному начальству «почетного старшину» просить разрешения о торговле с русскими Семипалатинской крепости.
В том же году султан Абул-Фаиз отправил в Петербург своих доверенных Бек-Мурзу и Кудайбергена с просьбой о принятии его с подвластным ему народом в подданство России и дозволении приезжать для торгу в Семипалатинскую крепость, что и было разрешено правительством.
Поощряя приезд азиатских купцов в укрепленные пункты, пограничные власти через таможенные заставы постоянно следили за «не допуском» для продажи запрещенных Министерством коммерции товаров.
Так, инспектор Сибирских линий генерал-майор И. Лавров 1 августа 1802 года просил управляющего Семипалатинской таможни «подтвердить, дабы не было применено азиатцами  запрещенных вещей, как-то огнестрельного оружия, пороха, свинца, и солдатского сукна».
В процессе постепенного освоения и колонизации русскими казахских земель в первой четверти XIX века заметно возрастает роль верхних Иртышских крепостей как важных перевалочных пунктов торгово-экономических связей России с Синьцзяном, Кашмиром и Тибетом.
Со второй половины XVIII века Семипалатинск является одним из крупных торговых центров дореволюционного Казахстана. Город играл исключительно важную роль в укреплении русско-казахских экономических и политических связей, а также в развитии отношений России и Казахстана с городами Западного Китая и другими азиатскими регионами.
В середине XIX в. в Семипалатинске было 13 действующих предприятий по обработке скотоводческого сырья: 5 кожевенных, 4 мыловаренных и 4 свечных. В 1858 г. кожевенные «заводы» дали продукцию на 25 тыс, руб., мыловаренные - на 1680 руб., свечные - на 3500 руб., а к началу 60-х годов в Семипалатинской области было 19 кожевенных заводов, 5 мыловаренных, один свечной, с производством на 82 926 руб. серебром в год.
Эти предприятия поглощали значительную часть сырья казахского скотоводческого хозяйства. В 1854 году, как указывается в «Записках Русского географического общества», «Государь император 19 мая высочайше повелеть соизволил: из Кокпектинского и Аягузского внешних округов, из Семипалатинска и Усть-Каменогорска и земель, занимаемых киргизами, кочующими по внутренней стороне Сибирской линии, по правую сторону реки Иртыша и селений по Иртышской линии, от крепости Железинской до Мало-Нарымска включительно, образовать особую область, под именем Семипалатинской.
При этом Семипалатинск именовать областным городом, а станицы Аягузская, Кокпектинская и Копальская возведены в степь окружных городов этой области». 1 октября 1854 года состоялось торжественное открытие Семипалатинской области. Семипалатинск стал областным городом.
Учреждается Городская дума и Городской суд. Назначается первый военный губернатор области полковник Спиридонов Петр Михайлович, избирается первый городской голова - купец 1-й гильдии Самсонов Сидор Иванович.
Вновь учрежденная область стала самой обширной в составе Российской империи. Однако Семипалатинск того времени трудно было назвать городом. Барон А. Е. Врангель,   несколько лет в Семипалатинске (1854 - 1858 г.г.) в  качестве областного прокурора, так описывал его вид: «Семипалатинск лежит на правом высоком берегу Иртыша, широкой рыбной реке, тогда еще не видевшей не только пароходов, но и паромов.
В городе была одна православная церковь, единственное каменное здание, семь мечетей, большой меновой двор, казармы, госпиталь и присутственные места». Семипалатинск начала 50-х годов XIX в. состоял из трёх частей, разделенных песчаными пустырями.
На севере лежала казацкая слобода, самая благоустроенная, чистая и красивая часть г. Семипалатинска. Там были сквер, сады, довольно приличные здания полкового командира, военного училища, больницы.
Казармы для казаков не было, все казаки жили в своих домах, имели свои хозяйства. Южная часть - Татарская слобода, «была самая большая, те же деревянные дома, но с окнами во двор, - писал А. Врангель,
- Кроме домов ни одного дерева - чистая песчаная пустыня. Вообще во всем городе не было тогда ни одной мощеной улицы, но мало было грязи, так как сыпучий песок быстро всасывал воду.
Зато ходить было трудно, увязая по щиколотку в песке, а летом с палящей жарой в 30 С в тени, просто жгло ногу в раскаленном песке». Между слобод, сливаясь с ними в одно, лежал собственно город с частью, именовавшейся ещё крепостью, «хотя оной в то время и помину не было».
Валы крепости были уже снесены, рвы засыпаны песком и только на память оставлены были большие каменные ворота. Здесь жили военные, находились штабы 7-го Западно-Сибирского линейного батальона и 8-ro округа Сибирского Казачьего Войска. Домов было казенных: каменных - 2, деревянных - 13, общественных - 4, частных: каменных - 1, деревянных - 128.

План-схема города Семипалатинск.Вид на город Семипалатинск. Конец XIX века, автор фотографии неизвестен.Старый дом в городе Семипалатинск. Конец XIX века, автор фотографии неизвестен.Старый дом в городе Семипалатинск. Конец XIX века, автор фотографии неизвестен.Город Семипалатинск. Конец XIX века, автор фотографии неизвестен.Старый дом в городе Семипалатинск. Конец XIX века, автор фотографии неизвестен.

Источник:
Амангельды Кажибаев: Крепость на Иртыше / Рудный Алтай.- 1998.-10 сент. - С.3. Кривенко С. Семей - Семипалатинск / С. Кривенко, А.Сапышев.- Семипалатинск: Семей-Печать, Б.г.- [20] с. Омаров А. Семь палат – древний град, построен в эпоху великого переселения народов / А. Омаров // Рудный Алтай.-1998.-10 сент.-С.6; 12 сент.-С.7; 15 сент.-С.2. Петровский, Г. Семипалатинск: вехи истории. / 7 Дней.-2001.