Вы здесь

Главная » Тараза исторические и археологические достопримечательности.

Аулие-Ата. М. Г. Черняев.

Исторические достопримечательности Тараза.

«Еще на первых порах, по прибытии на службу в Аулиеата, в 1876 г., мне не раз приходилось слышать от местных туземцев, что теперешний город Аулиеата основан недавно, что еще живы старожилы, поселившиеся в нем одними из первых, которые хорошо помнят, как строились курган (укрепление), базар и городское поселение, обнесенные глинобитной стеной, остатки коей сохранились по Карасу со стороны Тиктурмаса (Таласа) по настоящее время, и что до постройки кургана в Аулиеата оседлое поселение было в Уч-кургане, где до этого жил бек с синаями (полицейская стража), перешедший потом во вновь построенный курган к Аулиеата»

В. А. Каллаур. 1903 год. «К истории города Аулие-Ата».

Групповые и индивидульные туры по городам Казахстана.

Аулие-Ата состоит собственно из крепости, неправильного четырехугольника, длина фаса которого составляет 170 сажень, и в северо-западном её углу цитадели, западный фас которого равняется 50 сажень, а северный около 70 сажень.
Кроме того, к югу и востоку от крепости расположена слободка; улицы её тянутся на южной стороне почти на версту, а на восточной на 275 сажень. Слободка также обнесена невысокой стеной для защиты на случай нечаянных нападений киргиз.
К западу от Аулие-Ата, саженях в 400, находится кладбище, среди которого возвышается полуразрушившийся кирпичный, довольно обширный внутри палисадник того святого отца, по имени Карахан, могила здесь которого послужила поводом названия крепости.
Верстах же полуторых к востоку на значительной возвышенности есть еще могила святого, по имени Тек-Турмас, от которого и получили свое название эти высоты. Предание говорит, что Аулие-Курган был ханом кочевавших здесь лет 700 до настоящего времени мусульман, но каких именно-неизвестно, а Тек-Турмас занимал при нем почтенное место.
Здесь существовал в древние времена, также по преданиям, курган какого то народа, впоследствии срытый и никем не занятый до тех пор, пока лет сорок пять тому назад при кокандском хане Маделе-хан, не был прислан сюда его приближенный по имени Адыныбек, с целью устроить в этом месте крепость для живущих не в далеке на Уч-Кургане сартов от набегов киргиз.
Он устроил существующую цитадель и он был первым здесь комендантом: при нем же переселились сюда и жители с Уч-Кургана. Впоследствии времени, с увеличением населения и с развитием торговли, для большей безопасности жителей, комендантом Атабеком, лет 13 назад, вокруг города была возведена стена, образовавшая настоящую крепость, последним комендантом которой был Узбек Ниязали.
Собственно в цитадели помещались дом коменданта, жилища его приближенных и сарбазов (солдат). Внутренность крепости, за очисткой места вокруг цитадели, для эспланады, представляет ряд довольно прямых 5 продольных и 5 поперечных но узких улиц и вмещает в себя 517 домов с лавками (и 66 без лавок), 3 мечети и 1 чугунно-литейный завод, 8 кузниц и на юго-восточной стороне караван-сарай, в котором останавливаются караваны приходящие из Алматов.
Из числа 517 лавок, в настоящее время занято только 237, так как из остальных купцы ещё нашего прихода отправились в Ташкент, Наманган и др. города ханства за товаром, оставив при своих лавках караульных.
При главной мечети есть также училище, где мулла, за определенное вознаграждение, учит приходских детей. Слободка имеет 4 правильные улицы и 250 домов, но число мечетей доходит до 5, при которых имеется 22 лавки. Здесь есть чугунно-литейный завод и 15 кожевенных заведений, 3 караван-сарая – один на восточной стороне для кульджинских караванов, другой на южной для наманганских и третий на юго-западной для ташкентских, 2 мыльных и свечных завода и 2 торговые бани.
В числе этих домов, принадлежащих собственно сартам, есть три дома почетных киргиз Чемыровского рода один сарвазский: вообще же женатые сарвазы помещались на квартирах у жителей.
Жилых домов слободка имеет только 137, а остальные на время покинуты жителями, переехавшими в другие города, по случаю сильной дороговизны здесь хлеба, сряду два года истребляемого саранчой.
Все постройки выведены из глины, через что мало прочны, низки и представляют чрезвычайно однообразный вид, который только несколько смягчается разведенными в довольно большом количестве, как в городе, так и окрестностях садами, состоящими преимущественно из ивы, тополя и тали, прохладная тень которых служит отрадным убежищем для азиатца во время невыносимого дневного жара, около 35 градусов по R.
В весьма немногих садах есть и виноградные лозы и яблони, урюковые и грушевые деревья, но часто бывающие северо-западные ветры и сильные зимние бураны не позволяют им приносить плодов.
Обыкновенных у нас в России ягод: клубники, земляники, ежевики, морошки и даже малины в окрестностях города нет, но вообще здесь долина Таласа богата и подножным кормом, представляющим удобные пастбища для скота и плодородна для хлеба, которого расхватывают в большем против других количестве, кочующими вблизи кара-киргизами.
Климатических особенностей с достоверностью означит нельзя, ибо здесь метеорологических наблюдений еще не велось. Жители состоят из узбеков и сартов совершенно между собой слившихся и имеют характер отличительно торговый.
Число их в настоящее время еще не определено, но по числу жилых домов, считая в каждом не менее 5 человек, приблизительная цифра их доходит до 2500. Веры они магометанской – суниты.
Намаз отправляется аккуратно в положенные часы, когда мулла, взойдя на крышу мечети, призывает их к молитве. Занимаясь по преимуществу торговлей, здешние жители пашен и скота имеют мало, охотнее разводят сады, огороды и бахчи, засеиваемые в большем количестве арбузами, дынями и т. п.
В отношении торговом Аулие-Ата имеет весьма важное значение. Находясь на пути из ханства в Кульджу, Копал и Семипалатинск, он служит пристанищем караванов, идущих туда из Ташкента, Кокана, Намангана и других торговых городов.
Торговлю его можно разделить на внешнюю и внутреннюю. Здешние купцы, по … товаров состоящих из шелковых и бумажных …. И выделанных кож, снабжать ими и Кара-Киргизскую орду, кочующую по Таласу и Чу и киргиз Большой орды, кочующих вблизи города и к северу от Баралдая.
Товары свои они выменивают у киргиз на скот, преимущественно на баранов, огромные гурты которых гонятся во внутрь ханства, откуда идут в Бухару, или же покупаются в Петропавловск, приезжающими оттуда купцами.
Внутренняя торговля в настоящее время не богата. У имеющихся здесь купцов товары уже на исходе, а выехавшие от сюда, по показанию жителей, за новым товаром купцы еще не успели вернутся.
Постоянная торговля в городе производится в лавках, которые правильными рядами, занимающими целые кварталы. Почтительное число с ташкентскими шелковыми, шерстяными и бумажными материалами, с коврами и даже с товарами русского изделия.
Много лавок с изюмом и орехами различных сортов, продаются также: чай, сахар, табак ташкентский, писчая бумага, глиняная посуда местного произведения, сало, мыло, но больше всего мясных, булочных лавок.
Тут же помещаются харчевни, в которых вкусно приготовляют палау и пельмени. Есть также лавки с медными, чугунными и железными изделиями. На базарной площади, находящийся вблизи лавок, ежегодно производится ярмарка, большей частью киргизами продажа лошадей и скота; муки и зернового хлеба продается мало.
Город управляется семью аксакалами (старшинами) называвшимися беком (комендантом) по выбору жителей и от которых они и получали вознаграждение за эту службу. Обязанность их состояла в наблюдении за правильностью продажи товаров, съестных припасов и вообще всех жизненных потребностей и за доброкачественностью их. Один из аксакалов назначался старшим, который имел право решать миролюбиво все тяжебные между жителями дела; в случае же не успеха дело поступало на решение так называемого казы (заседателя), по шариату.
Дела об убийстве, грабеж и воровство поступали на расследование самого бека, и если родственники убитого не согласились на плату (кун) убийцы, то виновный подвергался смерти.
Обвиняемый в грабеже и воровстве первый раз присуждались к взысканию с их имущества, а за повторение этих преступлений им отсекалась рука или нога, а иногда по усмотрению бека, они предавались смерти.
О нравственности жителей, по недавности нашего здесь бывания судить еще трудно, но по рассказам их, вообще уголовных преступлений бывает мало.

Жители города, как и вообще все подданные ханства, иной подати не платят. Повинности их в отношении городу состоят только в исправном и чистом содержании улиц. Оценка их каравана бралась в казну с 40 тилля один тилля.
(Тилля золотая монета равняется 3 руб. 60 коп.). Пошлина эта взимается или на месте в Кокане, Ташкенте и др. городах, откуда выходят караваны или же по прибытии их на место торговли.
Торгующие постоянно в одном городе перекупным товаром вносят ту же пошлину. Хлебопашцы за пользование землею при сборе хлеба платят десятую долю урожая. Этот сбор производится так же и с клевера, поступающего на содержание казенных лощадей.
С занимающихся же скотоводством собирается с 40 баранов 1 баран, а с проходящих через принадлежащие Аулие-Ата земли караванов со скотом, также взимался с каждого коша 1 баран * (кош – уменьшенная юрта или кибитка.
Чем больше прогоняется скот, тем более нужно для присмотра за ним людей, а следовательно и для помещения их кошей, с которых берется означенная пошлина. Таким образом число кошей дает некоторое понятие о числе скота).
Заводчики и ремесленники никакой пошлины не платили, исключая единовременной уплаты за место, на котором устроено заведение. Все свободные места в городе продавались жителям в пользу казны, по назначаемой беком цене, смотря по удобству и выгоде места, так на базаре за квадратную пику (2 ½ саж.) взималось 5 тилля (18 руб). За сады и огороды в окрестностях города не платилось.
Большую же часть доходов ханство получало с подданных ему киргиз. Так кара-киргизы платили с юрты батман хлеба (около 10 пуд.), воз сена для крепостей и так называемый зякет с 100 баранов 3 барана.
Киргизы же были обложены меньшею податью, они платили с обыкновенной величины пашни 2 тилля и зякет в том же размере. Кроме этих имевшихся уже законную форму сборов, как на тех, так и на других киргиз, ежегодно падали экстренные налоги, требовались подводы, но взамен их собирали скот и этот сбор почти опять равнялся затету.
Подробности о нравах и обычаях жителей, с которыми еще не было времени вполне познакомиться, сообщить теперь трудно. Мужское население довольно приветливо и в их разговорах и движениях замечается как то более мягкости и благородства, нежели в окружающих их кочующих племенах.
Женщин на улицах не видно; они, как обыкновенно на востоке, сидят в заперти и при входе постороннего мужчины скрываются под чадрою. Время их проходит в занятии хозяйством и в работе, состоящей преимущественно в шитье и вышивании».

Сырдарьинская область. Развалины цитадели в городе Аулие-Ата.Сырдарьинская область. Аулие-Атинский уезд. Миссионеры за заготовкой сена.

Источник:
Записка М. Г. Черняева о крепости Аулие-Ата. (Святой отец) в штаб военного губернатора Туркестанской области 4. (стилистика сохранена).  http://www.drevniytaraz.kz

Фотографии:
Фотографии использованы из «Туркестанского Альбома», 1870-1872 годов. Созданном по распоряжению первого генерал-губернатора Туркестана Константина Петровича Фон Кауфмана. «Туркестанский альбом» включает четыре части: археологическую (два тома), этнографическую (два тома), ремесел народов Средней Азии (промысловую) и историческую часть. Альбомы были созданы под руководством российского этнографа и исследователя А.Л. Куна. Кроме того над альбомами работали: военный востоковед Т.A. Терентиев, фотографы Н.Н. Нехорошев, Г. Е. Кривцов, и др. фотографы, запечатлевшие виды улиц, базаров и площадей городов, аулы и кочевья; в портретах – лица, типы среднеазиатских народностей; народные гуляния, обычаи и традиции и многое другое. Таким образом, данный фотоальбом собрал в себя документальные свидетельства тогда еще не изученного региона Средней Азии (второй половины XIX века), с целью охарактеризовать бытовую жизнь оседлого и кочевого населения Туркестанского края. Сбор материалов для многотомного издания занял более двух лет (1870 - 1872 г.г.) осуществлялся в военно-топографическом отделе Ташкента. Издан альбом был в Санкт-Петербурге в 1872 году. «Туркестанский альбом» сегодня является редчайшим архивным источником, издания которого находятся в Национальной Библиотеке Узбекистана, Национальной Библиотеке России и в библиотеке Конгресса США.