Вы здесь

Главная » Восточно-Казахстанская области памятники. Особенности путешествия по Средней Азии.

Кокентау петроглифы.

Петроглифы Восточно-Казахстанской области.

«Нет истории без дат»

Клод Леви-Строс.

Экскурсионнаяя поездка на петроглифы Кокентау.

В ходе поиска и фотосъемок археологических памятников в Семейском Прииртышье краеведами обнаружено и поднято с поверхности земли немало находок в виде каменных отщепов, скребков и нуклеусов, пластинок, кремневых наконечников стрел и фрагментов разбитой керамической посуды, изредка – монет, относящихся к разным эпохам: дореволюционных российских, китайских – времен маньчжурской династии Цин и советских.  
Клеймо Кузнецовской фабрики, китайские иероглифы и изображение довоенного советского герба на донце некоторых разбитых чашек указывают на происхождение этих изделий. Встречаются иногда мотыги, зернотерки, обломки жерновов ручных мельниц и другие орудия труда, которые были изготовлены нашими предками. 
В предгорьях и горных долинах расположены могильные курганы, кое-где высятся менгиры, в некоторых гористых местностях можно найти высеченные на поверхности камней фигуры живых существ и схематические изображения каких-то объектов.
Местность, где находятся наскальные рисунки, выполненные красной охрой, называется  Кокентауский горный массив. В горных долинах, расположенных к северу от величественной трехглавой горы Уш-айыр, (буквальный перевод «Разделенная на три вершины»), находятся древнетюркские курганы с четырьмя намогильными изваяниями, фундаменты прежних строений, старое кладбище, каменные орудия труда и осколки, появившиеся в ходе их изготовления, фрагменты керамической посуды, обломки чугунных котлов и другие материальные следы обитания людей в этих живописных местах. 
На протяжении более километра обнаружены остатки фундаментов древних жилищ, указывающие на то, что в течение тысячелетий здесь жили и продолжают жить люди. И в наше время в разных местах близ горного массива расположены зимовки крестьянских хозяйств. 
Подъемный материал характеризуется большим разнообразием: среди них много каменных отщепов, встречаются скребки, нуклеусы, кремневые и бронзовые наконечники стрел, фрагменты глиняной посуды, а также металлические детали разных предметов и осколки фаянсовой посуды нового времени. 
В северном предгорье Кокентауского горного массива находится некрополь эпохи бронзы. Сам вид захоронений свидетельствовал об их большой древности: над землей чуть выступали верхние края каменных плит могильных ящиков с прахом людей, создателей андроновской культуры.
Вечными памятниками прошлой жизни остаются каменные фундаменты древних строений, вертикально установленные массивные камни-менгиры и могильные курганы. К северу от трехглавой горы в скальных вершинах находится несколько гротов, образовавшихся в результате разрушения гранитной породы.
В семи из них древними обитателями Кокен-Тау были нарисованы петроглифы, степень сохранности которых обусловлена не только временем их появления, но и местом расположения, более или менее защищенным от воздействия природных факторов.
На камнях первого из найденных гротов можно увидеть поблекшие, местами трудно различимые изображения божеств или духов в виде схематически нарисованных фигур людей, стоящих в ряд, парами или отдельно; силуэт жертвенной лошади; прямоугольники и какие-то размытые формы. Когда-то пытались обновить изображения двух антропоморфных существ – это видно по нанесенному слою минеральной краски поверх прежних линий, образующих фигуры.
Но для их полной реставрации у древнего жителя этих мест, видимо, не хватило охры. Лучше всего рисунки сохранились на нижней стороне скального навеса. Прямоугольник, расчерченный параллельными линиями, по всей вероятности, обозначает жилище шамана или божества – шалаш в виде односкатной крыши, покрытый тонкими жердями. 
Здесь же находится лосиха, отличающаяся по своему темно-сиреневому цвету от других петроглифов. Может быть, это изображение созвездия Большой Медведицы, ведь коренные народы Сибири четыре ярких звезды, образующие трапецию, представляли как ноги гигантского лося, вечно бегущего по небу.
В этнографической литературе, посвященной культуре коренных народов Сибири, встречаются сообщения, что одним из духов, связанных с шаманом, предстает мать-зверь, которая нередко выступает в образе лосихи.
Согласно мифологическим представлениям небольшого тюркского этноса телеутов, на четвертом ярусе неба живет серая лосиха (Bos pulan ~ Pos pulan) – мать зверей. Следовательно, древний шаман мог изобразить это мифическое существо среди антропоморфных фигур других духов и божеств.
До сих пор не ясным остается значение контурного рисунка, напоминающего раскрытый почтовый конверт. Возможно это схематическое изображение жилого или ритуального строения в форме шатра.
Исходя из характера рисунков, есть все основания предполагать, что расположенная у подножия грота площадка в далеком прошлом представляла собой специальное место для совершения жертвоприношений и камлания шамана.
Здесь, в низине, у разведенного костра, в кругу сородичей он приносил в дар разным божествам и духам-покровителям посвященных им лошадей или других животных, призывал с помощью бубна или другого инструмента незримых помощников, отсюда его душа совершала нелегкий путь в мифические области: на разные уровни неба либо в подземное царство.
Следует отметить, что на северо-западном берегу озера Жасыбай в Павлодарской области под скальным навесом были найдены схематически выполненные красной охрой фигуры людей, аналогичные тем, которые сохранились в первом кокентауском гроте.
Существует предположение, что появление таких рисунков связано с развитием в эпоху неолита шаманского культа. Позже жертвоприношение и камлание могли происходить не только у священных гротов с рисунками божеств и духов, но и в других местах.
Со временем небольшие галереи наскальных изображений были замещены портативной совокупностью рисунков, расположенных на шкуре, натянутой на обод шаманского бубна. Старые композиции трансформировались в схему, отражающую небесный, срединный и нижний миры, в которых способна была перемещаться душа камлающего шамана.
Среди рисунков, нанесенных на шкуру своих бубнов сибирскими шаманами, нередко встречаются стоящие в ряд антропоморфные фигуры, числом семь, иногда девять. Возможно, это изображение семи божеств, обитателей третьего яруса неба, и девяти духов предков, помогавших человеку.
Невысокая скальная возвышенность у левого края подножия горы Уш-айыр таит малозаметный небольшой грот, на потолке которого имеются разные рисунки, нанесенные красной охрой. Некоторые из них, потускнев, оказались трудноразличимыми.
Видны прямоугольники с короткими черточками, отходящими от боковых сторон внутрь, у других – черточки расположены снаружи. С левой стороны на потолке выделяется полностью закрашенный охрой силуэт птицы с распростертыми, направленными несколько вперед крыльями и широким хвостом.
Можно предположить, что здесь изображена хищная птица, вероятнее всего орел, в момент его взлета. В глубине грота на потолке видны хорошо сохранившиеся рисунки – несколько фигур каких-то животных, выполненных схематически, красными штрихами.
Но особенно интересным оказалось изображение трехглавой горы, у подножия которой в виде смыкающихся дуг обозначены две скальные возвышенности. Справа от этой горы, как бы на переднем плане, находится контурный рисунок рогатого животного (горного козла или самки дикого барана) с высоко поднятой головой, обращенной к трем вершинам.
Эта композиция, уже использующая такой прием как перспектива, свидетельствует об особом значении горы Уш-айыр, которая своими размерами и замечательной формой должна была почитаться священной.
В древности, по всей вероятности, полагали, что ее вершины были местом обитания горного духа – хозяина окружающей местности. В других гротах также имеются изображения антропоморфных духов, животных и каких-то строений.
Можно предположить, что едва различимые рисунки были нарисованы в новом каменном веке, а рядом находящиеся фигуры, отличающиеся четкостью линий, выполнены позже – в эпоху бронзы. 
Несмотря на то, что Кокен-Тау представляет собой небольшой горный массив, его небольшие долины и предгорья хранят немало археологических памятников. Это обстоятельство, а также то, что указанные горы находятся относительно недалеко от города Семей, на расстоянии около 100 километров, способствовали тому, что краеведы, начиная с прошлого года, неоднократно посещали эту местность.
Однако удалось исследовать относительно небольшую территорию, прилегающую к горному массиву с севера. Предполагается продолжить работу по дальнейшей разведке местности, поиску, фиксации и изучению археологических памятников Кокен-Тау.

Источник и фотографии:
Илиуф Х.Ш.  Областной историко-краеведческий музей  г. Семей