Вы здесь

Главная » Кызылординской области памятники. Туры и приключения в Центральной Азии.

Памятники Кызылординской области.

Туры по древним памятникам Казахстана.

«Река Ходжент (Сырдарья) протекает среди крепостей Туркестана. Высокие крепости наподобие высочайших замков так возвышаются на берегах каналов, выведенных из рекм Сейхуна, будто бы рассказывают об отраде рая, по которому текут»

Историк XVI века Рузбихан.

Поездка из Кызылорды на городище Дженд.

Кызылординская область занимает большую часть Туранской низменности, протянувшейся от Каспийского моря на западе до Центрального Казахстана на востоке, и от степной полосы на севере до южных окраин крупнейших пустынь Каракум и Кызылкум на юге.
Иными словами - это бассейн Аральского моря, зона пустынь и полупустынь и решающее значение в истории этого региона играют две великие реки - Сырдарья (которую в период античности благодаря грекам называли Танаис и Яксарт, а в средние века больше знали под китайским названием Сейхун) и Амударья.
Вместе со своими притоками они обеспечивают жизнь расположенным вдоль них оазисам на большей части территории, известной сейчас как Средняя Азия и Казахстан. Сельское хозяйство на равнинах этих рек с глубокой древности было основано на орошаемом земледелии, сочетавшимся со скотоводством, которое с самого начала железного века было представлено разными типами: оседлое, полукочевое, полуоседлое и кочевое.
Территория сегодняшней Кызылординской области играла большую экономическую и политическую роль на протяжении всей истории этих рек и Аральского моря, которое когда-то носило название Хорезмийского моря. Кроме того, что Сырдарья была основным звеном в развитии земледелия, она всегда являлась основной транспортной артерией на торговых путях.
Как свидетельствуют Макдиси и Ибн Хаукаль в X веке Сырдарья была судоходной и по воде доставлялись продукты в Янгикенд. Так было еще не так давно - до середины прошлого века, и старики пока еще помнят эти времена. Вдоль самой реки проходила одна из самых главных караванных дорог, связывающих южные и северные регионы евразийского континента.
Сегодня не плывут корабли по реке к высыхающему морю. Обширные территории, покрытые когда-то бесчисленными садами и нивами, все дальше и дальше захватываются пустыней. Она все глубже прячет следы земледельческих культур с высокоразвитыми системами ирригации и многочисленными развалинами древних городов.
Эти города были известны в Средней Азии уже достаточно давно, значительная часть их зафиксирована на самых старых географических картах и в многочисленных описаниях путешественников.
Сегодня же это страна песков, и здесь правит пустыня, высушивая остатки могущественных когда-то рек и поглощая под собой Аральское море, как покрывалом накрывая славную и трагическую историю расцвета и гибели цивилизаций минувших веков, наглядно демонстрируя, как велик человек и мал перед лицом природы.  
Еще в 1558 году английский путешественник Антони Дженкинсон очень точно охарактеризовал проблему региона, описывая город Вазир столицу Западнохорезмского удельного княжества XVI - XVII в.в.: «Южная часть крепости расположена на низкой, но очень плодородной земле; здесь растет много прекрасных плодов... Вода, которой пользуется вся эта страна, берется из каналов, проведенных из реки Оксуса (Амударья - Дарьялык) к великому истощению этой реки; вот почему она не впадает больше в Каспийское море, как в минувшие времена".
В недалеком будущем эта страна будет, наверно, разорена и станет пустыней из-за недостатка воды, когда не хватит вод Оксуса». Одно из самых древних преданий об этих землях рассказывает Риза-Кули-хан, персидский посол при дворе хивинского хана Алла-Кули (1825 - 1842 г.г.).
Согласно этому сказанию, пророк Сулейман (царь Соломон, которому мусульманская традиция приписывает власть над миром духов) разгневался на одну пэри и приговорил ее к изгнанию в самую отдаленную страну мира.
Поручил он доставить ее на место ссылки своему дэву. Долго летел дэв, неся на спине пэри, и никак не мог найти такого места, пока, наконец, не прилетел в тогда еще пустынный Хорезм, который оказался подходящим во всех отношениях.
Но, выполнив поручение Сулеймана, дэв решил и сам остаться здесь, ибо за время долгих скитаний полюбил свою прекрасную пленницу. От брака дэва и пэри и прозошли хорезмийцы. поэтому, заканчивает Риза-Кули-хан, женщины - хорезмийки, прекрасны, как пэри, а мужчины Хорезма злы, как дэвы. Другие древние мифы междуречья Амударьи и Сырдарьи восходят к Сиявушу, герою хорошо известному по иранскому эпосу.
Хорезмийцы, рассказывает Бируни в своем трактате, ведут свое летоисчисление с начала заселения их страны, «в 980 г. до Александра» (она связывалась с именем Селевка - одного из полководцев Александра Македонского.
Начиналась 1 октября 312 г. до н.э.) - с 1292 г. до н.э. после этого они приняли - другую эру: с 1200 г. до н.э. - время прихода в их страну мифического героя Авесты и древнего среднеазиатско-иранского эпоса - Сиявуша ибн-Кей-Кауса, подчинившего своей власти «царство тюрков», и основания сыном Сиявуша, Кей-Хосровом, династии хорезмшахов, правившей вплоть до Х века н.э. позднее,  рассказывает Бируни, приняли хорезмийцы персидский обычай вести летоисчисление «по годам правления каждого царя из династии Кей-Хосрова,  который правил их страной и носил шахский титул».
Хорошо известно, что авестийская традиция и зороастризм как религия были широко распространены на территории Средней Азии, по господствующему в науке мнению, в древнейших частях Авесты много связано и непосредственно с казахстанским регионом. Так, в одной из частей этой самой древней книги на земле перечисляются «правоверные» зороастрийские страны. Среди них на первом месте стоит область «Арианам-Ваджа».
Как утверждают исследования ряда ученых, название этой страны может быть отнесено к дельтовой области Сырдарьи  и хотя смeшeниe реальных и мифических объектов довольно часто встречается в Авесте, и сам памятник создавался на протяжении многих веков и в разных частях иранского мира, и такое же имя носит мифическая прародина древних ариев, тем не менее, в эпоху ахеменидов и позже с этим названием связано вполне определенное понятие, относившееся к северным районам Среднеазиатско-Казахстанского региона - области степей, полупустынь и пустынь.
Возможно, что южные пределы этой страны в таком понимании доходили до границ Амударьи. Это согласуется и с данными «Малой Авесты» о родине Заратуштры - в Арианам Вайджа за рекой Датия (отождествляемой с Амударьей) на реке Дареджа.  
Если учесть и те сведения Авесты, что его учение приняла какая- то часть туров, живших на острове в стремнине реки Ранхи, которую ряд ученых отождествляет с Сырдарьей, то родина Заратустры приближается к Казахстану очень близко и как утверждают  Х. Нюберг и  Б. Вайнберг и ряд других ученых, некоторые гимны и культы Авесты связаны с Ранхой - Сырдарьей и созданы в среде кочевых племен обитавших в этом районе.
Остатки городов, известные теперь как Чирик-рабат, Бештам-кала, Бабиш-мулла, играли важную роль в это время - в середине первого тысячелетия до н.э.  - находясь на  главном северном ответвлении от основной торговой трассы Шелкового пути. Авеста рисует эти города как укрепленные поселения типа «городищ с жилыми стенами». А их обитателей как оседлых скотоводов и земледельцев, разводящих крупный рогатый скот, коней, верблюдов.
Герои Авесты неизменно выступают с эпитетами: «богатый стадами», «богатый быками», «богатый конями», в их лице явно выступает могущественная скотовладельческая военная аристократия, боевыми подвигами которой переполнены тексты. Но и земледельческий труд, построенный на искусственном орошении, считался здесь почетным занятием.
Это подтверждается материалами археологических исследований Хорезмской экспедиции, работавшей на протяжении многих лет в дельте Сырдарьи. Самый древний памятник эпохи поздней бронзы (X - VIII в.в. до н.э.) - могильник Северный Тагискен. Здесь были раскопаны монументальные мавзолеи из сырцового кирпича и каркасно-сырцовые погребальные сооружения. в планировке мавзолеев сочетаются круг и квадрат, ориентация входов на восток.
Развалины Чирик-рабат - огромная овальная древняя крепость, восходящая к середине I тысячелетия до н.э., окруженная системой концентрических валов и рвов, внутри которой видна прямоугольная планировка более поздней античной крепости первых веков нашей эры, - так описывает С.Толстов одно из самых известных городищ того периода. Предполагается, что на ранней стадии оно было убежищем и резиденцией племенных вождей.
На территории города находились кроме жилых построек и мавзолеи и большие курганы. Оборонительные стены были с коридором и овальными в плане башнями с бойницами. Другое городище Бабиш-мулла имело достаточно сложный план: прямоугольная в плане крепость, внутри которой находился большой дом и две пристройки. Стены основной части города имели маленькие стреловидные бойницы, соединенные по три веером для обслуживания одним стрелком.
Эта примитивная фортификация совмещалась с мощным привратным сооружением, получившим название «донжон». В этой двухэтажной постройке, где нижний этаж занимали перекрытые сводами помещения, проходы из которых вели в центральный коридор с воротами на саму крепость, был перекидной мостик от пандуса к помещениям второго этажа.
Из помещения, примыкавшего к джонжону с юга и имевшего во внешней стене бойницы коленного боя, проход вел в южную пристройку, занятую, очевидно, рядовой застройкой. Она была ограждена стеной с овальными башнями с обычными стреловидными бойницами. На большом доме внутри крепости в нижнем слое вскрыта раскопками часть здания, повторяющего по плану отдельные - ахеменидские парадные административные постройки, что позволило рассматривать памятник в целом как сатрапскую резиденцию в подчиненной Ахеменидам самой северной в державе области «саков, которые за Согдом».
Уникален мавзолей Баланды, он сохранился на достаточно большую высоту, позволяющую хорошо проследить основные типы примененных в строительстве конструкций и технологий. Здесь хорошо сохранилась нижняя часть кладки купола, выложенного техникой ложного свода. Кроме того, при археологических раскопках Толстовым была обнаружена яма от столба в центре зала, что дает основания предполагать, что это следы от конструкций строительных лесов для устройства истинного купольного свода. Однако, эти мавзолеи еще ждут более  тщательного архитектурного исследования и анализа.
Далеко за пределы Хорезма распространилась и применялась вплоть до середины первого тысячелетия нашей эры общая система строительных конструкций и технологий, обьемно-планировочных решений в строительстве оборонительных сооружений это стены с внутренними стрелковыми галереями и высокими стреловидными бойницами и башнями, системами лабиринтов, защищающих подступы к воротам.
В этот  период господствуют постройки из квадратного сырцового кирпича, различные по форме прислоненные своды, перекрывающих как небольшие, так и пролеты, достигающие пяти-шести метров. Для них, как правило, использовался специальный трапецевидный кирпич. Вероятно, широко распространенной конструкцией перекрытия в этот период был ложный купол.
Массовое применение его было отмечено при раскопках гончарных печей диаметром 4 - 5 метров и в рядовых погребальных сооружениях. Клинчатая кладка практиковалась при устройстве арок. Все эти конструкции, как и само сырцовое строительство укрепленных поселений, было привнесено в регион в период, когда в низовьях  Сырдарьи создавалась ахеменидская сатрапия.
В XI  веке Сырдарья становится «рекой Угуз». Так писал Махмуд Кашгарский, а к их городам он причислял Сауран, Сыгнак, Сюткент. Но как показывают археологические исследования, огузские племена в XI веке обитали не только на Средней Сырдарье, но и в нижнем ее течении. Здесь находились принадлежавшие им города Дженд, Янгикент.
Янгикент именовался Новой Гузией и являлся столицей государства огузов. Сегодня это развалины (I - XIII в.в.), находящиеся недалеко от Казалинска, известны они под названием «Жанкент». Как пишет К.Байпаков, «интерес к Жаркенту проявляли П.И.Лерк, художник Верещагин даже произвел здесь небольшие раскопки. Известный русский ученый В.В.Стасов заметил: «...Отчего старому городу около Джанкента не быть нашей Помпеей».
Другой город огузов Дженд (I - XVIII в.в.) дошел до нас в виде городища «Жанкала», расположен в 300 км от Кызылорды. Вначале XIII в. Дженд был столицей кыпчакского государства. Во время монгольского нашествия город оказал сопротивление армии Джучи, был захвачен и разграблен, но возрождался после этого вновь. Еще одна известная столица кыпчакского объединения - Сыгнак или современный Сунак-Ата.
Как пишет историк Джувейни в XIII веке, город был полностью разгромлен, а население вырезано монголами в 1220 г. в отместку за оказанное сопротивление войскам Джучи. Несмотря на это, город уже скоро вновь отстраивается и превращается в крупный политический и экономический центр на Сырдарье. В XIV в. Сыгнак становится столицей Белой Орды. Особенно он расцвел при Эрзене и Урус ханах.
Здесь было много мечетей, ханака и других общественных зданий. Однако, к XVI в., согласно Рузбихану, Сыгнак пришел в некоторый упадок, и число жителей его сократилось, тогда как в древности он «был цветущим, был окружен большими постройками и обработанными полями, богат разнообразными продуктами и являлся торговым пунктом.
Купцы областей Туркестана, Мавераннахра и с Востока до пределов Кашгара, Хотана привозят в Сыгнак товары этих стран и совершают с людьми Дашта торговые сделки и обмен». Много других памятников архитектуры того периода сохранилось до наших дней: Башни XI в. Сараман-Коса, Бегим-Ана, мавзолеи XIII в. два Сарлытама: на Инкардарье и на Жанадарье, мавзолеи XVI в. Асан-Ата, Окши-Ата, Жаланаш-Ата, Мулла-Калан.
Вот как описывает свое первое знакомство с мавзолеем Сарлытам на Жанадарье Толстов: «Перед нами великолепное купольное здание, с высоким, отделанным бирюзовой майоликой порталом, не уступающее мазарам Куня-Ургенча и явно относящееся к XII - XIII в.в. н.э. Густой саксаульник спас мавзолей от разбора практичными «мусульманами» казахами, мало считающимися со старыми мусульманскими святынями, когда нужен жженый кирпич для их родовых кладбищ».
Традиции строительства культовых сооружений продолжались в этом регионе и в последующие века. Особенно ярко выражены они в таком известном памятнике как мечеть XIX в. Актас. в его объемно-планировочном решении проявляются типичные региональные особенности архитектуры, выраженные в формах, конструкциях, деталях декора. Как уже говорилось выше, главные пути торговцев, посольств и т.д. проходили через сегодняшнюю Кызылординскую область.
По старой торговой дороге и была построена на стыке XIX - XX веков железная дорога Оренбург - Ташкент. Вместе с дорогой в регион пришло и новое строительство городов и населенных пунктов вдоль ее трассы. В это время даже в пристанционных поселках велось широкое строительство зданий, предназначенных не только для нужд железной дороги, но и гражданского назначения: больницы, школы, мечети, церкви. в их строительстве принимали участие российские военные инженеры и часто использовались типовые российские проекты, которые адаптировались к местным условиям и традициям.
Тем не менее, историческая застройка города  Казалинска, отражающая основные закономерности развития городов и их архитектуру того периода, пожалуй, единственная, которой удалось сохраниться к тому времени, когда она была взята под охрану государственного значения.
Так уж получилось, по стечению экологических обстоятельств, что Кызылординская область превратилась в громадный по своей территории музей-хранилище памятников архитектуры очень широкого диапазона.
Испокон веков использовавшиеся  здесь самые недолговечные  строительные материалы из глины в других климатических условиях не выдержали бы и нескольких десятков лет после того, как люди покинули здания.
Здесь же в засушливых пустынных условиях хорошо сохраняются руины и города, игравших и в эпоху бронзы, и в средневековье очень важную роль на торговых путях между Европой и Азией. Хорошая репрезентативность, аутентичность, большая степень концентрации памятников и расположение их рядом с городами представляет собой огромный потенциал Кызылординской области для ее экономического развития.
Ведь многие из них, несомненно, достойны  войти в World Heritage List of UNESCO - список памятников мирового значения охраняемых ЮНЕСКО.

Источник:
Турекулов, Н.Турекулова.

Фотографии
Александра Петрова.

.