Вы здесь

Главная » Алматинской области петроглифы. Туры по историческим местам Казахстана.

Петроглифы на плато Ассы.

Поездка к петроглифам на плато Ассы.

«И за гранью отдаленной,- радость гор, долин, 
полей,- 
Открывает лик победный, все полней и все светлей, 
Ярко-красное Светило расцветающего дня, 
Как цветок садов гигантских, полный жизни и 
огня»

Бальмонт Константин. «В час рассвета».

Поездка через плато Ассы на Бартогайское водохранилище.

Петроглифы на горном плато Ассы, относящемся к системе Заилийского Алатау, занимают одно самых высокогорных мест скопления петроглифов в Казахстане и возможно уступают лишь петроглифам в Заповеднике Аксу Джабаглы.
В июле 2003 г. Казахско-Американская археологическая экспедиция (КААЭ) (рук. К. М. Байпаков, К. Чанг) продолжала раскопки поселения Ассы - IIзпохи бронзы, начатые в июле - августе 2002 г. культурные слои которого, по-видимому, датируются бронзовым и ранним железным веком.
Асы - II расположено в 1,5 км восточнее поселения Асы-1, раскапывавшегося летом 2000 г. археологическим отрядом САЭ ИА НАН РК под руководством А. Н. Марьяшева, С. А. Потапова.
К северу от поселений на скальных выходах горного хребта в ходе предыдущих разведок А.Н. Марьяшева и др. были обнаружены петроглифы. Участники КААЭ, изучали и проводили фотосъемку петроглифов, в 2,5 - 3 км севернее и северо-восточнее поселений бронзового века Асы - I и Асы - II, расположенных на левом (северном) берегу р. Асы (на краю надпойменной террасы) (Энбекши-Казахский район Алматинской обл.). 
Относительно компактное (разведанное) скопление петроглифов (святилище) 1,5 х 1 км находится в верхней части плато Асы на высоте 2500 - 2700 метров над уровнем моря и имеет южную экспозицию скальных выходов (положительных форм рельефа), покрытую характерной патиной, образованной горным солнцем и атмосферными явлениями.
Необходимо отметить, что в этом районе скальные выходы и отдельные крупные камни с «правильной», южной экспозицией, покрыты темной патиной, образовавшейся в результате реакций каменной породы и солнца.
Изображения людей эпохи бронзы расположены на южном склоне горного хребта и тянутся вдоль р. Асы на многие километры, прерываясь и снова возобновляясь, и только в этом районе длиной до 1,5 км поверхность камней покрыта значительным количеством рисунков.
Очевидно, что место выбрано неслучайно: горное ущелье с предстоящей сопкой, защищенное от доминирующего западного горного ветра, с южной, юго-восточной экспозицией, имеющее вид на широкое плато Асы создают ощущение природного храма.
Местонахождение петроглифов в полной мере обладает оригинальностью и эстетической активностью. Обильный родник, бьющий из-под скалы с петроглифами – явление крайне редкое на южных склонах в данной местности, но определившее место святилища.
Рядом со святилищем, у подножия гор расположен могильник эпохи бронзы, а ближе к р. Асы с севера на юг тянутся цепочки курганов РЖВ достигающие речной террасы. Ландшафт местности, не подверженный изменениям в связи с хозяйственной деятельностью человека, памятниками археологии с эпохи бронзы и до этнографического времени.
Петроглифов достаточно большое количество (более тысячи изображений, которые еще ждут учета, фиксации и др. предусмотренных методологией изучения петроглифов, проведение которых осложнено из-за труднодоступности местности).
Сюжеты многих петроглифов трудно восстановимы, из-за разрушения поверхностной корочки камней, неоднородности патины, особенно проявляются на данном святилище, расположенном в верхней части горного плато. 
Самым распространенным сюжетом являются дикие животные: горные козлы и олени, в том числе благородные, а также домашние: лошади, собаки, двугорбые верблюды, хтонические: змеи.
Много изображений мужчин, в так называемых ритуальных позах или танцующих, всадников, лучников и сцен охоты. Есть изображение солярных знаков (выбит шар или круг рядом с человеком).
Обнаружено и изображение колесницы, относящейся к колесницам с поперечной перекладиной, насколько можно судить по рисунку не лучшей сохранности (Рис. 1). Плохо виден возничий, показанный в плановой проекции, стоящим на платформе колесницы. Рядом с колесницей угадывается второй человек.
Колеса достаточно большого размера, в одном колесе насчитывается 8 спиц, во втором нечетко видно. Одна из лошадей утрачена в результате естественного скола, лошади показаны спинами друг к другу, сохранившаяся выделана достаточно грубо. Присутствует и изображение некоего лабиринта или плана святилища, которое можно так истолковать, опираясь на разработанное П.У. Мариковским толкование семантики петроглифов. 
Отсутствие изображений солнцеголовых и ряженных, если основываться на разработанных аналогиях, свидетельствует об организации святилища в период поздней бронзы, в какой-то степени подтверждается эта датировка наличием современных ему близлежащих могильника и поселений, возможны некоторые подвижки хронологии после проведения детальных археологических исследований и точных анализов взятых проб.
Наличие петроглифов с изображениями, стилистически напоминающими оленные камни (изображение оленей, некоторые из которых с подогнутыми ногами) и горного козла со спиралевидными рогами, позволяет говорить о существовании святилища и в переходный период к РЖВ или в самый начальный период РЖВ.
Особенностью петроглифов Асы являются мелкие формы изображений (измельчение по сравнению со святилищами типа Тамгалы), что, очевидно, свидетельствует о подобной тенденции развития семиреченских петроглифов в период от средней бронзы к поздней.
В районах распространения петроглифов эпохи бронзы не существует единого сценария эволюции размеров рисунков. Например, в Норвегии все развитие шло от крупных реалистических изображений к измельченным схематичным, что характерно и для региона р. Ангары, в то же время для Карелии развитие шло в обратном направлении. 
В науке есть понимание того, что петроглифы - это как бы зрительное сопровождение наряду со звуковым и другими возможными для восприятия человеческими органами чувств для достижения благостного сонного состояния или состояния транса.
Но по-прежнему достаточно туманны обряды, которые были совершаемы в подобных природных храмах, лишь доведенных рукой человека. Тема святилищ с петроглифами, а также зачастую сопутствующих им жертвенных камней с лунками в последние годы поднималась многими казахстанскими исследователями петроглифов и святилищ региона Жетысу (А. Г. Медоев, П. У. Мариковский, А. Н. Марьяшев, З. С. Самашев, В. В. Сараев, А. Е. Рогожинский, А. А. Горячев, С. А. Потапов и др.).
Большинство исследований проводятся как описания петроглифов, их каталогизация. Достаточно разработана датировка основных мотивов петроглифов. Изучение значения религии для исторических обществ трудно переоценить.
Религия – особый институт традиционного общества – это целое явление, которое вбирает в себя многие аспекты общества современной ей эпохи. Она вбирает в себя не только божества, идеи и учение, но в значительной степени определяет поведение людей.
В религиозных концепциях регулируются не только отношения человека и божества, но и между людьми и обществом. Проблема изучения культов бронзового века заключается в отсутствии широкого распространения письменности в то время.
Можно заметить, что традиционные язычники не испытывали необходимости в письменности (развитые государства древнего Востока разрабатывали системы письменности в связи с административными нуждами, одними из первых упорядочивались, канонизировались и религиозные законы) в отличие от служителей монотеистических религий, хранивших каждую букву Писания.
Такие явления изобразительной культуры, как живопись и скульптура сохраняют решающее значение при изучении языческого мировоззрения значительно более поздних периодов истории соседних регионов.
Одним из источников изучения древних культов могут стать этнографические исследования XX в. в различных районах Узбекистана, Таджикистана, Казахстана и др. Современный шаманизм Центральной (Средней) Азии – тема популярная у советских этнографов, в частности задавались вопросами атрибуции локальных вариантов шаманизма той или иной области Центральной Азии.
Так, В. Н. Басилову показалась близость к сибирскому шаманизму, несмотря на полное различие в одежде сибирских и узбекских шаманов . Г.П. Снесарев же был уверен в незначительном «сибирском» влиянии на местные архаичные доисламские пласты (возможно, это зависит от района проведения исследований), но оба говорили об удивительно стойком влиянии старых поверий на население.
О стабильности местных традиций в доисламский период в Хорезме мог бы свидетельствовать тот факт, что за годы широких археологических исследований не было открыто ни одного погребального комплекса, связанного с трупоположением, датирующегося VI в. до н.э. – VIII в. н.э.
Значительное число работ посвящено языческим обрядам, органично вошедшим в ислам. Другим источником по изучению петроглифов могут стать исследования синхронных святилищ с петроглифами в других регионах.
Например, норвежские исследователи, говоря о генезисе наскального рисунка применительно для Северной Европы, приводят чашевидные лунки как наиболее древнюю традицию выбивки на камнях.
Наиболее распространенное объяснение, которого – культ плодородия, где сама лунка символизирует женские половые органы. При этом описываются случаи культовых половых актов, происходивших на местных святилищах - местах скоплений петроглифов, с последующими действами, такими, как перемешивание семени мальчика с зерном кукурузы и помещения смеси в древнюю лунку на камне.
Подобные обряды, в этнографическое время происходили уже в исключительно голодные годы небывалых засух и при этом трудно отрицать их явно культовую направленность на повышение урожайности и плодовитости.
Традиции проведения подобных обрядов прослеживается до 1860-х, несмотря на яростное противодействие церкви, т.е. подобные лунки, носили или носят явно принадлежность к культу плодородия и были одним из простейших и в тоже время универсальных символов, выбивавшихся на камнях Северной Европы, начиная с верхнего палеолита.
Племенам индоевропейской языковой общности (иранским) удалось расселиться по обширным просторам Евразии в эпоху ранней, средней бронзы, когда общая численность племен была сравнительно мала, что свидетельствует о том, что изначально культ плодородия занимал важнейшее место в их мировоззрении.
Подтверждает эту идею и наличие столь большого количества фаллосовидных пестов, распространенных повсеместно, в зоне расселения андроновских племен да и других культур, относящихся к индо-европейской языковой семье.
Одним из крупнейших исследователей культа плодородия был Оскар Альмгрен, который считал, что целью культовых обрядов было пробуждение плодовитости среди людей и в природе . 
Исследование духовного содержания культов эпох бронзы и РЖВ обычно основывается на индийских или иранских священных книгах, хотя ко времени составления вед изначальное иранское язычество претерпело значительные изменения под воздействием развитых местных, переднеазиатских, а позднее и средиземноморских языческих культов.
Логичнее было бы предположить внутреннюю близость индо-европейского язычества, традиции которого сохранялись в течении тысячелетий неизменными, в частности на Севере Европы.  Культы андроновцев были языческими.
Но были ли они самобытными или принадлежали какому-либо кругу культур, привнесенных и возможно, хорошо известных. Материальную культуру андроновцев исследовали многие ученые. Пожалуй, наиболее последовательной была Е. Е. Кузьмина.
Изучая вопросы, связанные с погребальным обрядом, типами жилищ андроновцев, способами гончарного производства и ролью в производстве женщины, составом семьи, временем и местом приручения коня, использованием колесного транспорта, ей в значительной мере удалось доказать, что иранцы и андроновцы - в общем это одна этническая группа и соответствующая ей археологическая культура .
Те же результаты получены при анализе видового состава стада андроновцев: большая роль коневодства и выведение высокопородных быстроаллюрных лошадей, многочисленность овец, полное отсутствие свиней и разведение двугорбых верблюдов – бактрианов, что в отличие от других культур Евразии, в том числе и индоевропейцев характерно только для иранцев как носителей ярко выраженной культуры номадов.
Индо-европейское язычество, характерное заклинательной и охранительной изобразительной орнаментикой, прослеживается в так называемых знаках-оберегах, которые изображались на особо употребляемых предметах быта или заметных частях жилища.
В этнографическое время она по-прежнему проявлялась в деревянной резьбе наличников окон жилища, прялок, колыбелей, бытовой утвари и др. или в узорах на одежде.
По мнению Б.А. Рыбакова, подобная орнаментика сохранила почти в полной неприкосновенности древнюю, идущую из неолита оберегающую символику , характеризующую керамику андроновского времени, а также реконструкции одежды андроновцев по керамике и вышивкам этнографического времени.
Об обрядах славянского язычества в X в. упоминает аль-Масуди: «Славяне имели храм с раскрывающейся крышей для наблюдения за восходом Солнца. Мертвых хоронили, повернув их головы на восток и т.д.» .
О параллелях между захоронениями в Тагискене и спустя две тысячи лет на Черниговщине, писал Л. А. Лелеков . Общие индо-европейские языческие черты согласуются с данными по культам андроновской культурной общности, мы отмечаем те же идеи поклонения Солнцу, изображения Бога-Солнца или солярных знаков, то же поклонение огню, домашнему очагу, те же обряды захоронений.
Центральный момент (таинство) языческого ритуала – жертвоприношение, производимое перед идолом. В центральном месте святилища устраивался жертвенник для принесения жертвы своим божествам.
Жертвы составляют самую значительную часть всякого религиозного культа. Каждый соплеменник признавал необходимым приносить к алтарю различные дары от своих трудов.
У преимущественно оседлых народов это был хлеб, вино и др., у кочевавших народов: домашние животные, обычно без физических недостатков, выбранные по масти и др. признакам, очевидно, что у охотников – объекты охоты – дикие животные.
Согласно языческим традициям, жертвоприношения олицетворяли собой представления людей о циклизме жизни и смерти, о творческом уничтожении как условии продолжения жизни.
На святилище Асы найден массивный (до 3 м в длину), плоский, занимающий почти горизонтальное положение, вытянутый камень, с выбитыми неглубокими лунками, желобками и изображением горного козла, подходящий по своим характеристикам к жертвеннику.
Возможным подтверждением этой версии станет выявление культурного слоя вокруг жертвенника в ходе проведения археологических раскопок. Святилище Асы, очевидно достаточно типично для культовых комплексов аналогичного назначения и хронологического порядка и не имеет особой уникальной ценности, однако, сохранность памятников при комплексном проведении работ, анализ их пространственного взаиморасположения, даст наиболее полное представление о различных сторонах жизни древних.
Девственная природа местности Асы, верховьев р. Тургень с известным водопадом и форелевыми хозяйствами уже привлекают большой поток туристов. Работа нескольких археологических экспедиций, открывающих огромное количество многообразных памятников культурного наследия могут вызвать дополнительный приток интересующихся отечественной историей.
Правда все это должно проводиться при правильном менеджменте, во главу которого будет поставлено бережное отношение к природному и историческому наследию.

Петроглифы плато Ассы.Петроглифы плато Ассы.Петроглифы плато Ассы.Петроглифы плато Ассы.Петроглифы плато Ассы.

Источник:
Железняков Б.А. «Петроглифы (святилище) плато Асы»

Фотогрфии
Алекандра Петрова.