Вы здесь

Главная » Шелковый путь Казахстана. Паломничество в Туркестан к святым местам.

Древний Шелковый путь.

Туры по Шелковому пути Алматинской области.

«Все сто дорог
Вели его назад.
Размеренная смена поколений,
Спокойное широкое седло
Скупое равнодвшное движенье,
Укачивая
Всадника вело…»

Олжас Сулейменов.

Поездки по археологическим достопримечательностям Казахстана.

Прежде всего, Шелковый путь - это некий символ связи времен: не зная его прошлого, невозможно проследить и объяснить многие исторические события, определявшие в последующем динамику развития цивилизации на Евразийском пространстве.
Сохранились исторические сведения, согласно которым буддийский паломник Сюань Цзянь, «чтобы взглянуть на священные останки Будды и серьезно изучить богословие», в 629 г. отправился из Китая в Индию по международному пути, который связывал Китай с Западом.
На верблюдах-бактрианах вместе с караваном купцов из Чаньани по краю великой пустыни Гоби через Дунхуан, пройдя соляную пустыню, известную под названием «Барханы Великого Дракона», оазисы Хами и Турфан, вдоль северных склонов Тянь-Шаня и выйдя из ледовых гор, которые, видимо, соответствуют хребту Музур-Ола, Сюань Цзянь и его спутники прибыли к «Прозрачному или Голубому озеру» (его также называли «Горячим озером»; нетрудно догадаться, что речь идет об Иссык-Куле).  
Обогнув озеро, паломник прибыл в город Суяб, где встретился с тюркским каганом, повелителем огромной империи, границы которой на Западе доходили до Черного моря... известном описании одежды кагана тюрок, его воинов Стань Цзянь неоднократно подчеркивает, что тюркская знать носила роскошные шелковые одежды, сообщая также о подарках, которые он получил: «Целый набор одежд из малинового сатина и пятьдесят кусков шелка».
Шелк... Эта материя упоминается паломником несколько раз не случайно: именно шелк, основной продукт торговли Востока с Западом, дал название великому трансконтинентальному пути Древности и средневековья. На вопрос о том, когда «заработала» эта дорога, до сих пор нет однозначного ответа. Можно говорить лишь о его отдельных участках, начало контактов на которых восходит к III - II тыс. до н. э.
Обменные связи были налажены благодаря разработке месторождений лазурита в горах Бадахшана и нефрита - в верхнем течении р. Яркенд-Дарьи, в районе Хотана. Лазурит, добываемый в Бадахшане, вывозили в Иран, Месопотамию, Анатолию, Египет и Сирию. В середине 1 тыс. до н.э. бадахшанский лазурит появился и в Китае.
Наряду с Лазуритовым путем, соединявшим Среднюю Азию и Средний Восток со Средиземноморьем и Индией, существовал еще Нефритовый, который связывал Восточный Туркестан с Китаем. В середине 1 тыс. до н. э. стал функционировать Степной путь.
Если следовать описаниям отца истории - Геродота, то вырисовывается еще одно направление Шелкового пути: из Причерноморья к берегам Дона, затем в земли савроматов в Южное Приуралье, к Иртышу и далее на Алтай, в страну аргиппиев, населявших район Верхнего Иртыша и о. Зайсан. По этой дороге распространялись меха и шкуры, иранские ковры, изделия из драгоценных металлов.
Совсем недавно считалось: изобретение шелка и начало торговли им относится к 1 тыс. до н. э. Однако китайские археологи, которые вели раскопки в провинции Чжецзянь, вблизи озера Тайху, нашли шелковые ткани, пояса и пряжу, относящиеся к эпохе неолита. Возраст ткани - 100 г. до н. э. Анализ ее свидетельствует о том, что уже к этому времени, т. е. почти 5 тыс. лет тому назад, шелководство вышло из примитивной стадии.
В VI - V вв. до н. э. китайский шелк стал вывозиться в другие страны, в том числе и на Запад. Шелковая попона с вышитыми на ней фениксами была найдена при раскопках одного из «царских» курганов Пазырыка на Алтае, датированного V в. до н. э. Шелковые ткани и бахрома, подшитая к изделиям из шерсти, обнаружены в захоронениях VI - V вв. до н. э. на юге и западе Европы.
В распространении драгоценных шелков участвовали кочевые племена саков и скифов, через них диковинный для того времени товар попадал в Центральную Азию и Средиземноморье. Однако вряд ли, считают исследователи, в том числе такие авторитетные, как Ма Юн и А.-П. Франкфор, можно говорить о Vl - IV вв. до н. э. как о периоде существования Великого Шелкового пути; вернее предположить лишь доставку престижных товаров по степной зоне, которая осуществлялась вдоль 40-й параллели.
Этот путь, начинаясь в большой излучине реки Хуанхэ, пересекал восточные и северные отроги Алтая, степи Казахстана и Причерноморья, достигал земель греков и этрусков. Кстати, последние имели очень смутные представления о том, где находится «Страна шелка». В это же время шелк попал и в Индию, о чем свидетельствует слово «синапатто» - «китайский шелк», встреченное в трактате «Артха - шастра» («Наука политики»), написанном в I V в. до н. э.
Считается, что лишь в середине II в. до н. э. Шелковый путь начинает функционировать как регулярная дипломатическая и торговая, артерия. А все началось в 138 г., когда из Ханьской столицы вышел посольский караван, сопровождавший князя Чжан Цзяня, посланного императором У Ди в неведомые страны Запада.
Через тринадцать лет Чжан Цзянь вернулся назад. Он смог добраться до районов современного Афганистана и первым прошел прямым путем из внутренних районов Китая в Центральную Азию. Вслед за ним по этому пути пошли на Запад караваны с шелком, а в Китай - караваны с товаром из Среди-земноморья, Ближнего и Среднего Востока, Средней Азии. Вскоре международной торговля перешла в руки торговцев из Согда - страны, расположенной в Средней Азии в долинах Зеравшана и Кашкадарьи.
Согдийцы имели торговые колонии в «тохарских» городах Восточного Туркестана, Китая, таких, как Ланчжоу, Дуньхуан, Чаньан. Например, в Дуньхуане проживало около тысячи согдийцев. О том, что согдийцы проникли в Японию (где Шелковый путь кончался), достигнув древней Японской столицы Нара, говорит хранящаяся здесь в одном из храмов рукопись, написанная на согдийском языке. В II - V в.в.
Шелковый путь, если следовать с Востока, начинался в Чаньани и шел к переправе через Хуанхэ в районе Ланчжоу, далее - вдоль северных отрогов, Нань-Шаня к западной окраине Великой китайской стены и «Заставе Яшмовых ворот», где единая дорога разветвлялась, окаймляя с севера и юга пустыню Такла-Макан. Северная шла через оазисы Хами, Турфан, Бешбалык, Тихо в долину река Или; средняя от Чаочана к Карашару, Аксу и через перевал Бедель - к южному берегу Иссык-Куля; южная через Дуньхуан, Хотан, Яркенд - в Бактрию, Индию и Средиземноморье (это так называемый «Южный путь»; «Северный путь» шел из Кашгара в Фергану и далее через Самарканд, Бухару, Мерв - в Хамадан и Сирию').
Проследим за развитием тех участков пути, которые шли через нынешний Казахстан, через его города и поселения. В VI - VII вв. наиболее оживленным становится путь, проходивший из Китая на Запад через Семиречье и Южный Казахстан, хотя прежний путь (через Фергану) был короче и удобнее. Перемещение пути можно объяснить следующими причинами.
Прежде всего, тем, что в Семиречье находились ставки тюркских каганов, которые контролировали торговые пути через Среднюю Азию, и, кроме того, тем, что дорога через Фергану в VII в. стала опасной из-за междоусобиц. Важно и третье - 6огатые тюркские каганы и их окружение стали крупными потребителями заморских товаров. Так, постепенно, путь стал главным здесь, проходила основная масса посольских и торговых караванов в VII - XIV в.в.
Это направление Шелкового пути не было чем-то застывшим: в течение столетий попеременно наибольшую значимость приобретали то одни то другие его участки и ответвления; некоторые вообще отмирали, а города и торговые станции на них приходили в упадок. Так, в V I - VIII вв. основной была трасса Сирия - Иран - Средняя Азия - Южный Казахстан - Таласская долина -  Иссык-Кульская котловина - Восточный Туркестан.
Ответвление этого пути, точнее, еще один маршрут, выходил на вышеназванную трассу из Византии через Дербент в Прикаспийские степи -Мангышлак – Приаралье - Южный Казахстан. Он шел в обход Сасанидского Ирана, когда в противовес ему был заключен торгово-дипломатический союз между 3ападнотюркским каганатом и Византией позднее, в IX - XII в.в., этот маршрут использовался с меньшей интенсивностью, чем тот, который через Среднюю Азию, Средний и Ближний Восток, Малую Азию в Сирию, Египет и Византию.
Но в XIII - XIV в.в. он вновь оживился: по-видимому, выбор маршрутов дипломатами, купцами и другим путешествующим людом определялся той или иной политической ситуацией на континенте. Что же представляли собой Юг Казахстана и Семиречье в канун их вхождения в орбиту Шелкового пути? Здесь издревле развивалась самобытная культура, в формировании которой участвовали кочевые племена и оседлые народы.
Причем в этническом плане и кочевники, и оседлые жители были однородны, объединены в рамках однотипных этнополитических образований. Взаимодействие и взаимообогащение культур - оседлой и кочевой - стало, по существу, магистральной линией мирового прогресса. В недрах такого синтеза лежат многие достижения цивилизации, созданные народами Казахстана и Средней Азии, а также истоки этногенеза населяющих ее народов.
В VI – III в.в. до н. э. на этой территории обитали кочевые и полукочевые племена саков, высокая культура которых известна по раскопкам многочисленных курганных могильников, таких, как Бесшатыр, Иссык, Тегискен, Уйгарак. Уже тогда существовали обменные связи саков с Китаем, Индией, Ближним и Средним Востоком - об этом, например, говорят найденные в погребениях сакской знати китайские зеркала, а также привезенные из Средней Азии, Ирана высокохудожественные изделия.
Монументальные погребальные сооружения Тегискена из сырцового кирпича наталкивают на мысль: а не привлекались ли к их возведению иноземные мастера? Во время существования государства усуней и кангюев (в I веке. До н.э.- первой половине I тыс. н.э.), когда Шелковый путь начинал активнее функционировать, сюда стали проникать римское стекло и монеты, китайский шелк, зеркала и лаковая посуда, европейские фибулы (застежки) и резные камни (печатки) из Сасанидского Ирана.
В этот период в долинах Чу, Таласа и Сырдарьи шло формирование городских центров, предтечей которых являлись земледельческие поселения, окруженные стенами с башнями.
Многие из них открыты археологами в предгорной зоне Тянь-Шаня, в долинах Арыси, в среднем и нижнем течении Сырдарьи.
Особенно хорошо сохранились такие города в сухой пустынной зоне Приаралья в Джетыасарском урочище. До сих пор высятся просушенные солнцем их желтые стены, глядят на плоскую равнину глазницы стреловидных бойниц, а под такырами скрыты огромные древние некрополи...
Во второй половине V в. Семиречье и Южный Казахстан вошли в состав Тюркского каганата - огромной кочевой империи, охватившей пространство от Кореи до Черного моря. В конце VI в. каганат распадается на две части - Восточно тюркский и Западнотюркский, при этом центром последнего стало Семиречье, а столицей - город Суяб. Именно в это время происходит оживление участка Шелкового пути, сыгравшего важную роль в развитии городской феодальной культуры Семиречья и Южного Казахстана.
В Семиречье он стимулировал возникновение целого ряда городских центров, а на Юге Казахстана способствовал быстрому росту тех городов, которые оказались либо на самой трассе пути, либо были связаны с ней торговыми ответвлениями. Само развитие городов здесь еще раз подтверждает неоднократно подчеркиваемую в литературе мысль об' огромной роли караванной торговли в развитии городов Востока ".
Если в источниках первой половины 1 тыс. упоминаются лишь два города - Чигу (резиденция правителей усуней) в Семиречье и Битянь (столица кангюев) - в Южном Казахстане, то уже в начале VII в. Сюань Цзянь сообщает о нескольких десятках, в том числе о наиболее крупных из них - Суябе, Таразе и Испиджабе («Город на Белой реке»).
Что касается китайских дорожников VII - VIII в.в. и арабских маршрутов VIII - XII в.в., то в этих источниках перечислены уже десятки городов, находившихся на Шелковом пути. Вообще его трассы функционировали вплоть - до тех пор, пока междоусобицы и войны не привели к гибели здесь городской культуры, а освоение морских путей в Китае не вызвало угасания этого пути.
А как выглядел казахстанский участок Шелкового пути, если по нему двигаться с запада на восток?
Из Шаша (Ташкент) дорога шла через перевал на Турбат, далее в Испиджаб - город, который по китайским источникам отнесен к наиболее крупным с названием: «Город на Белой реке». Согласно объяснению Махмуда Кашгарского, «Белый город» («Ал-мединат ал-Байда») - он же Сайрам, он же Испиджаб, он же Сарьям.
Кстати, название древнего города сохранилось до сих пор: его носит поселок рядом с Шымкентом, в центре которого находятся остатки средневекового городища. Именно здесь, на месте этих развалин, когда-то находился один из крупнейших центров на Шелковом пути, где останавливались торговцы из разных стран. Город имел торговые постройки и караван-сараи, хозяевами которых были купцы из Бухары и Самарканда.
Однако купцам из Испиджаба (совместно с купцами из Мерва, Балха, Бухары и Хорезма) принадлежали даже фактории в Багдаде - в рабаде Харба ибн Абдаллаха ал Балхи. Испиджаб был городом, из которого вывозили рабов. Предметами торговли являлись белые ткани, оружие, мечи, медь и железо. Покинув Испиджаб, караваны двигались дальше на восток, в Тараз.
Дорога шла через следующие города: Шараб, Будухкет, Тамтадж, Абардадж.
Первым крупным городом, который встречали купцы на Шелковом пути в Таласской долине, был Джувикат: только проехав его, они попадали в Тараз, один из древнейших городов Казахстана, известный в VI в. Именно здесь тюркский каган Дизабул в 568 г. принимал дипломатическое посольство Юстиниана 11 из Византии во главе со стратегом Земархом, прибывшее для заключения военного союза против Ирана и решения вопросов о торговле шелком.
Источники называют Тараз «городом купцов», но он был также столичным центром тюргешей, а затем карлуков и караханидов. Рядом с Таразом находился Джамукат, основанный выходцами из Бухары. Город упоминается уже в VI в. Основан он согдийцами Бухары, которыми предводительствовал некий Джамук (его именем и был назван). Археологи сумели найти Джамукат: развалины оказались в Таласской долине (недалеко от Тараза, на правом берегу р. Талас, на против с. Михайловка) и называются «Костобе» («Двойной бугор»).
В горной части Таласской долины, где разрабатывались крупные серебряные рудники, находились такие известные города, как Шельджи, Сус, Куль и Текабкет. В равнинной части долины стоял город Атлах, у стен, которого в 751 г. произошла битва арабов с китайскими войсками за сферы влияния. Неподалеку от Тараза, на торговом пути, идущем по р. Талас на север, находились города Адахкет и Дех Нуджикес, монгольское время источники упоминают Янги и Янги-Балык и Кенджак.
В Тараз караваны попадали также по дороге из Ферганской долины: из Касана через перевал Чанач в Чаткальском хребте и Карабура в Таласском Алатау.
Этот отрезок дороги соединял ферганское и семиреченское направления Шелкового пути. Из Тараза путь на восток вел по пустынной местности территории, которая принадлежала карлукам, к городу Кулану. На этом отрезке трассы надо было проехать через Касрибас, Куль-Шуб и Джуль-Шуб; сохранились на древней трассе, проходившей вдоль Киргизского хребта, остатки Касрибаса, известные как развалины Ахыр-Тас (сооружение из камня, которое, судя по планировке, видимо, некогда являлось замком), и Куль-Шуба, соответствующего городищу Орнек (по раскопкам, это - типичная укрепленная ставка с мечетью, казармами для дружины и ремесленным предместьем вокруг).
Город Кулан (у китайцев - Цзюйлень) был известен как «приятный городок на границах страны тюрок со стороны Мавераннахра» и, судя по маршрутам, находился на расстоянии 17 фарсахов на восток от Тараза.
Соответствует городищу Луговое, расположенному на восточной окраине села Кулан. От Кулана к востоку на расстоянии 4 фарсахов друг от друга стояли города Мирки и Аспара.
Из Джуль-Шуба можно было ехать в Сарыг, затем - в «селение тюркского кагана» и в Кирмирау, откуда попасть в один из крупнейших городов Семиречья - Навакет (у китайцев - Синчэн).
Интересно, что оба названия переводятся как «Новгород».
Навакет известен как резиденция тюркских каганов и как город согдийцев. Ему, согласно исследованиям, соответствует городище Красная речка, расположенное между современными селами Красная речка и Новоивановка. Навакета через Пенджикенд (Бунджикет) дорога приводила крупнейший город Семиречья - Суяб, который был столицей то западных тюрок, то тюргешей, то карлуков.
Об этом городе пишут китайские арабские путешественники вплоть до Х в., но затем о нем летописцы вдруг перестают упоминать. Наверное, потому, что роль столицы переходит к городу Баласагуну (раннее название - предположительно Беклиг или Семекна), известному как столица караханидов, затем каракитаев, последние его и разрушили в начале ХШ в. Город вскоре вновь отстроили, но ненадолго: уже в XIV в. он лежал в развалинах.
Лишь полуразрушенные дворцы, мечети, минареты и обширные кладбища с эпитафиями свидетельствовали о его бурной жизни. Археологам удалось определить местоположение Суяба и Баласагуна; они находились неподалеку от современного г. Токмака и, соответствуют двум известным средневековым городищам - Акбешиму и Бурана, расположенным на расстоянии 5 км один от другого.
Шелковый путь из Суяба продолжался по северному, либо по южному берегам Иссык-Куля. На южном отрезке караваны встречали крупный город Верхний Барсхан, а на южном - небольшие караван-сараи (сохранились развалины, названия которых до нас не дошли).
Обе эти дороги соединялись у перевала Бедель, через который (либо Ташрабат) путники попадали в Кашгар и Аксу. Из Иссык-Кульской котловины через перевал Санташ и долину реки Каркары путь пролегал по Илийской долине и правому берегу р. Или, через долины Усека и Xopгoca, приводил в Алмалык, а затем по северной оконечности пустыни Такла-Макан, через оазисы Хами и Турфан, шел к Дуньхуану и далее - в Китай. В Х - Х II в.в; одно из ответвлений Шелкового пути пересекало всю Илийскую долину с юго-запада на северо-восток.
Ответвление начиналось в Навакете, затем шло на Бунджи-хет и через перевал Кастек приводило на северные склоны Заилийского Алатау. На перевал Кастек шла еще одна дорога - из Баласагуна.
Здесь приметным ориентиром были священные горы Урун-Ардж, образующие водораздел между бассейнами рек Чу и Или. Об этих горах сообщают еще в VII - VIII в.в. китайские дорожники, называя их «горами Цзедань». Согласно источникам, здесь каган десяти родов всегда производил утверждение владетелей и старейшин. Топоним Урун-Ардж сохранился до сих пор в названии современного села Узун-Агач.
Примечательно: трасса Шелкового пути проходила и через небольшие городки, находившиеся на месте современных Кастека, Каскелена и Алматы, и достигала города Тальхиза, располагавшегося на южной окраине нынешнего Талгара.
Здесь, у подножия гор, на правом берегу рекиТалгар, находятся развалины крупного средневекового городища. Кстати, в Илийскую долину попадали и другим путем - он тянулся от Кулана, Аспары либо Нузкета к городам среднего и нижнего течения р. Чу.
Через брод Ташуткуль дорога шла на северные склоны Чуилийских гор и спускалась в северное Прибалхашье. Вдоль Чу, вниз, дорога выводила к городам на северных склонах Каратау. В Тальхизе Шелковый путь разветвлялся на южный и северный. Южный путь вел через Иссык, Тургень, Чилик к переправе через Или в районе Борохудзира, а затем по правому берегу Или - через Хоргос на Алмалык, соединяясь с маршрутом, шедшим сюда из долины Иссык-Куля.
На этом отрезке археологи нашли развалины небольших городков - Иссык, Тургень, Лавар и крупного города Чилик. По правому берегу Или дорога проходила через современные поселения Кок-Тал и город Жаркент. В районе Кок-Тала располагался город Илибалык. Северная дорога из Тальхиза шла вдоль р. Талгар до переправы на р. Или, которая находилась в районе Капчагайского ущелья.
После нее путь вел на Чингильды. Затем через перевал Алтын-Эмель дорога спускалась в долину Коксу и достигала города Ики-Огуза, находившегося на месте современного с. Кировское. Именно здесь обнаружено одно из крупнейших городищ Илийской долины - остатки того города, который посетил в 1253 г. Вильгельм Рубрук, назвавший его Эквиусом.
По его свидетельству, здесь жили сарацины, т. е. имелась торговая колония иранских купцов. Из Ики-Огуза путь шел к Каялыку (Койлаку) - столице карлукских джабгу, прославившейся своими базарами. Здесь, кроме мусульман, жили христиане, имевшие свою церковь, о чем сообщает посетивший город посол Людовика IX к монгольскому хану Муйке - все тот же странствующий монах Вильгельм Рубрук.
Согласно его записке, Каялык, ставка карлуков, которым в IX - начале Х III в, принадлежала северо-восточная часть Илийской долины, находился в долине р. Каратал, на окраине нынешнего с. Койлык. Неподалеку от Каялыка находилось «христианское» селение - через него также проходил Шелковый путь, далее следовавший в долину Тентека. Обогнув оз. Алаколь, шел через Джунгарские ворота и приводил в долину Шихо, откуда через Бешбалык шел в Дуньхуан и внутренний Китай.
На юго-западной оконечности Алаколя стоял город, который путешественники в ХIII в. называли «столицей области». Установлено: он соответствует городищу, найденному в с. Коктума, но этот памятник, к сожалению, не сохранился - размыт водами озера. Вернемся, однако, к одной из отправных точек на казахстанском участке Шелкового пути - к городу Испиджабу, чтобы проследовать в Европу по той дороге, которую выбрал Земарх.
Из этого города шла караванная дорога на Арсубаникет на р. Арысь, в Отрар (Фараб) и далее, вниз по Сырдарье, - в Приаралье. На караванной дороге, тянувшейся вдоль Сырдарьи, наиболее крупными городами были Отрар (Фараб) и Шавгар.
Название «Отрар» сохранилось до сих пор - так именуют крупное городище, находящееся неподалеку от впадения Арыси в Сырдарью. «Фараб» же переводится как «заречное», и, видимо, это название соответствовало тому городу, который существовал за Сырдарьей. Рядом с Отраром находился город Кедер, бывший в Х в. главным в Отрарском оазисе. О нем было известно как о «месте стечения купцов из разных стран».
Отрар был узлом многих караванных путей. Отсюда одна дорога шла в Шавгар, а другая - на переправу через Сырдарью и к городу Васиджу. Последний известен, как родина выдающегося ученого Востока Абу Насра аль-Фараби. В XIII - XIV вв. этот город назывался Зернук. Из него шел путь вверх по Сырдарье, через огузский город Сюткент в Шаш, а вниз по течению Сырдарьи - в город Дженд, который в Х II в. стал центром кыпчакского государства (как и расположенный западнее Сыгнак).
Из Зернука же через Кызылкумы была проложена трасса в Хорезм, Ургенч, а оттуда - в Поволжье, на Кавказ. Этот отрезок Шелкового пути был особенно оживленным в XIII в., когда в низовьях Волги сформировался золотоордынский город Сарай. Путь в XIII - XIV вв. проходил через Сарайчик, Сарай-Бату и Каффу. Шавгар упоминается в источниках VIII в., ему соответствует городище Чуйтобе, что рядом с современным г. Туркестаном. Шавгар - значит «Черногорск», что вполне соответствует его положению на склонах «Черных гор» - Каратау.
На месте современного Туркестана, рядом: с Шавгаром, в Х - XII в.в. сформировался город Яссы, где жил и проповедовал известный поэт, последователь суфизма Ахмед Ясави, над могилой которого в XIV в. был сооружен по приказу Тимура величественный мавзолей. Из Шавгара Шелковый путь вел к городу Янгикенту, столице государства огузов, откуда по дороге через Кзылкумы в Хорезм приходилось ехать десять дней.
Дорога из Шавгара (и позднее - из Яссы) через перевал Турлан, выходившая на северные склоны Каратау и следовавшая строго параллельно той, что шла вдоль Сырдарьи, стала особенно оживленной в ХШ - XIV в.в. Именно по ней из северного Приаралья в Монголию шли армянский царь Гетум и монах Рубрук. Именно по ней стояли города Сузак, Уросоган, Кумкент, Сугулкент.
Дорога выводила либо в низовья Таласа, откуда поднималась вверх вдоль этой реки, либо шла у западного берега озера Бийликуль через города Берукет-Паркет, Хутухчин - также к Таразу. От основной трассы Шелкового пути, проходившей через Южный Казахстан и Семиречье, отходили ветви на север и восток, которые вели в районы Центрального и Восточного Казахстана - в Дашт-и-Кыпчак (позднее название Степи - Сарыарка) к берегам Иртыша, на Алтай и в Монголию.
По степным путям передвигались племена конных кочевников. Археологические исследования показывают, что степные районы Казахстана были населены не только номадами: в удобных для земледелия местах - в долинах рек Сарысу, Кенгира, Джезды, в предгорьях Улутау, на берегах Иртыша - в период средневековья возникли и развились оазисы земледельческой и городской жизни.
Еще раньше, в эпоху бронзы, в Сарыарке разрабатывались богатые месторождения меди, олова, свинца, серебра, а в более позднее время здесь выросли поселки рудокопов, плавильщиков металла, медников и серебряных дел мастеров.
Богатые сырьевыми ресурсами - скотом, шерстью, кожами, металлом - районы Центрального Казахстана вовлекались в систему торговых связей, в том числе и международных, и были включены в систему Шелкового пути многими караванными дорогами. Дороги - из Отрара через Арсубаникет, миновав долины Арыстанды, Чаян и невысокие горы Каратау, из Шавгара и Яссы через перевал Турлан, из Саурана и Сыгнака, из Янгикента - выходили в степи Центрального Казахстана, достигая берегов Сарысу и Кенгира, Тургая и Ишима.
Здесь найдены поселения в виде четырехугольных городищ с оплывшими стенами: Болган-Ана, атаман-Курган, Ногербек-Дарасы, Домгаул, Милы.-Кудук, Ормамбет. Вокруг них открыты обширные некрополи с сохранившимися архитектурными памятниками - мавзолеями Джучихана и Алаша. Видимо, именно здесь следует локализовать упоминаемые в средневековых источниках города глубин, Конгликет, летовки Ортаг и Кейтаг,. рудные разработки Гарбиана (по ал-Идриси и, Бакирлытага (по Махмуду Кашгарскому).
Дорога из Янгикента шла на северо.-восток, выходила на берега речки Белеуты и приводила в район Коунрада и Карсакпая. В Центральный Казахстан вел так называемый Сарысуский путь: из Отрара через Тaaгap и Тургайский перевал на Аксуме он шел в низовья Сарысу и вверх по реке до Улутау (горы Кендирлик), а оттуда - по Ишиму к Иртышу. Более короткий путь шел через Сузак к низовьям Чу, а оттуда - через пустынную Бетпак-Далу - в район Джезказгана.
Еще один путь - «Ханжол» - использовался до нового времени: он шел из Тараза вниз по Таласу через пески Муюнкумы и Бетпак-Далу к берегам р. Атасу. Из Тараза, через города Адахкес и Дех-Нуджикес, согласно сведениям Ибн-Бахра и ал-Идриси, вел торговый путь к кимакам на Иртыш (в резиденцию хакана кимаков) и далее - в страну кыргызов, располагавшуюся на Енисее.
Каждые три года к кыргызам отправлялся караван с шелком. Илийская долина соединялась с Центральным Казахстаном дорогой, шедшей вдоль северных склонов Чуилийских гор, затем по Чу, в ее низовьях, и затем - к берегам Сарысу.
Eще один важный путь отходил от северо-илийской трассы в районе Чингильды и через перевалы Коктал и Бояулы - в Прибалхашье, а затем - вдоль протоки Ортасу (р. Или), где находятся остатки городов Актам и Агашаяк, к берегу Балхаша, а дальше по полуострову Узун-Арал, который почти соединяет южный и северный берега озера, оставляя пролив шириной чуть больше 8 км.
Здесь же, на мысу, обнаружены остатки городища, большая часть которого затоплена водой.
Можно предположить, что караваны переходили пролив вброд и выходили в устье р. Токрау и затем по ее берегам шли к предгорьям Улутау. От северо-илийского пути, который шел к Джунгарским воротам, отходило направление, огибавшее Алакуль с западной стороны и через. Тарбагатай приводившее к Иртышу - в земли государства кимаков.
В Тарбагатае и на берегах Иртыша располагались кимакские города -Банджар, Ханауш, Астур, Сисан и «столица хакана» - огромный город, окруженный укрепленной стеной с железными воротами. Города кимаков были связаны торговыми дорогами с городами кыргызов на Енисее, уйгуров - в Монголии и оазисами Восточного Туркестана.
Таковы направления отрезка Шелкового пути и отходивших от него ответвлений на территории Южного Казахстана и Семиречья.

Источник:
К.М. Байпакова. «Средневековые города Казахстана на Великом Шелковом пути» Алматы, 1998 год.