Вы здесь

Главная » Туркестанской области памятники. Туры по древним крепостям на Шелковом Пути Казахстана.

Арпаузен петроглифы.

Наскальные изображения Южного Казахстана.

«Известно, что Ормазд создал эти земные творения силой врожденного разума. И земля и небо управляют разумом»

Книга «Авеста».

Экскурсия на наскальные рисунки Арпаузен.

Наскальные изображения урочища Арпаузен расположены на склонах холмов в 25 километрах к юго-западу от села Шолаккорган Сузакского района Южно-Казахстанской области. Они сгруппированы по склонам ущелья Кок-Булак вдоль небольших и неглубоких ущельях урочища Арпаузен предгорий хребта Каратау на высоте 950 метров над уровнем моря.
Район урочища находится в 2 - 3 км на северо-восток от Каратау и расположен в створе островерхой, резко выделяющейся своей причудливой формой на фоне сглаженного Каратау вершины Келиншик-тау, которая может служить хорошим ориентиром.
Эпоха поздней бронзы, ранний железный век, XVIII – XIX века. Петроглифы Арпаузена, в отличие от Койбагара, находящегося в 30 км к северо-западу, расположены не на отдельных камнях, а на ровных плитах, сложенных из алевролитово-песчаниковых сланцев.
Впервые обнаружены в 1972 году М.К. Кадырбаевым и А.Н. Марьяшевым и обследованы Каратауским отрядом Южно-Казахстанской комплексной археологической экспедиции в 1974 – 1975 г.г. Выявлено более 3000 изображений. 
В группах Койбагар 1, 2, 3 насчитывается св. 1200 валунов с петроглифами, содержащими 3045 композиций и отд. Изображений (дикие быки, лошади, архары, тау-теке и др.). Являются источниками информации о культурных ценностях исторического прошлого.
В урочище отмечено восемь групп с наскальными гравировками. Первые три группы находятся на юго-восточных склонах холма вблизи наиболее глубокого и длинного ущелья и в самом ущелье, на боковых плитах с сильной патинизацией.
Друг от друга эти скопления рисунков отделяются участками пустого пространства, без плит с изображениями. В I группе насчитывается 119 плит с изображениями, во II - 37, в III - 249. IV группа с наскальными гравировками расположена ниже, почти у конца ущелья, вблизи широкой долины, в районе, где боковое ущелье слева соединяется с основным.
Эта группа включает в себя изображения из бокового ущелья, расположенные на крупных скальных блоках на левом берегу ручья. В IV группе насчитывается 125 плит с петроглифами.
V группа петроглифов расположена в восточном ущелье сразу за плотиной, ниже пересохшего озера Коль- Тоган.
Всего в этом небольшом ущелье и на юго-западных его склонах обнаружено 85 плит с наскальными изображениями. VI группа изображений находится в 100-150 м северо-западнее групп I-III в верхней части начинающегося ущелья и на прилегающих к нему склонах.
Здесь найдено 94 плиты с петроглифами. VII группа расположена в северной части комплекса с петроглифами. Она находится вблизи дороги, ведущей в пос. Абай, и состоит из 75 плит с рисунками. VIII группа является продолжением VII и находится в нижней части слабо выраженного ущелья у края холмов, недалеко от дороги.
Здесь обнаружено 130 плит с рисунками. Несомненно, что петроглифы Арпаузена не одновременны. Большая часть их в сюжетном отношении и стилистически близка петроглифам Койбагара. В комплексах Арпаузена примерно такое же количество рисунков, как и в Койбагаре, но видовой состав животных здесь богаче, разнообразнее и композиции, больше оригинальных изображений. Наскальные изображения высекались на протяжении многих столетий.
Скальные плиты, отличающиеся мощной патинизацией и ровной поверхностью, продолжали привлекать обитателей этого района вплоть до конца XIX в. Этим, видимо, объясняется большое количество палимпсестов, разный цвет патины в гравировках и, наконец, большое число совсем поздних изображений, в том числе фигуры людей с фитильными ружьями на сошках.
Основная масса петроглифов представлена древними изображениями.
В отличие от известных скоплений наскальных гравировок Саймалы-таша и Тамгалы здесь мало откровенно культовых сцен, нет солнцеликих божеств, мало солярных знаков и изображений солнца, животный мир представлен наиболее ярко и полно.
В то же время нельзя сказать, что в петроглифах Арпаузена изображен только мир зверей. Значительное место отведено и человеку. Это сцены загонной охоты (с участием лучников и собак), картины военных столкновений, изображения караванов верблюдов, ведомых людьми.
Однако было бы ошибкой видеть в гравировках Арпаузена только реальные сцены-зарисовки из жизни насельников Каратау. Во многих гравировках явно проявляется фаллический культ, а сцены, запечатленные на плитах группы П и группы III, носят откровенно эротический характер, что связано с определенным кругом идей у древних обитателей Каратау.
На скалах I, II, III групп изредка попадаются изображения диких быков- туров. Характерно, что среди тех петроглифов, которые высечены в нижней части ущелья и в боковых саях, изображений туров почти нет.
Наиболее древние сцены и отдельные изображения размещены в основном на скалах наиболее длинного ущелья. Во II и III группах петроглифов Арпаузена преобладают фигуры верблюдов-бактрианов.
Эти животные изображены идущими на поводу (гр. II, гр.III), со спутанными ногами (гр. III); один из верблюдов изображен бегущим (гр. III). В III группе запечатлена сцена с участием людей, верблюдов. 
В центре высечена большая фигура бактриана, достигающая в длину 1,85 м. У верблюда спутаны ноги. Вокруг и рядом размещены другие фигуры этих же животных, но меньших размеров, внизу, под фигурами верблюдов, - люди в позе адорации, с поднятыми вверх руками, в стороне - пляшущие люди и фигуры других животных.
Возможно, это сцена, связанная с поклонением верблюду. Следует обратить внимание на то, что верблюды чаще других животных изображены рядом с людьми, фигуры их выбиты очень тщательно и с особой любовью.
На плитах этого урочища запечатлено большое количество лошадей и куланов. Лошади изображались и на поводу, и с седоками, и запряженными в колесницы. Всего высечено 16 колесниц и грузовых повозок.
На десяти из них видны в упряжи лошади, на двух описанных выше композициях - верблюды. Некоторые колесницы изображены без упряжных животных. В V группе петроглифов выбита сложная композиция.
На ровной большой плите с сильной патинизацией просматриваются три колесницы, запряженные лошадьми; изображения по цвету не отличаются от породы камня. Первые две колесницы размещены на одном уровне.
На колеснице, изображенной справа, хорошо виден лучник, стоящий сзади, на грузовой площадке, и стреляющий из лука в сторону второй колесницы. Четко виден лук, стрела и даже заостренный наконечник стрелы.
На второй колеснице тоже просматривается фигура лучника, стреляющего в козла слева. Обе колесницы движутся параллельно в одном направлении. Ниже этих изображений выгравировано еще одно изображение колесницы с человеком, стоящим сзади.
Изображены вожжи, тянущиеся от рук человека к лошадям. Стилистически это изображение очень близко к саймалыташским гравюрам с колесницами. В петроглифах Арпаузена зафиксированы две грузовые четырехколесные повозки, запряженные верблюдами (гр. III).
В одном случае колеса изображены в виде сплошных кругов; в другом - в колесах четко видны по четыре спицы. От краев повозок к верблюдам в обоих случаях тянутся слева и справа линии, обозначающие, видимо, ремни или оглобли.
В гравюре на другой плите показано, что верблюда, тянущего повозку, на поводу ведет человек. Любимым сюжетом во времена создания ранних петроглифов является сцена преследования собаками козлов.
Эти петроглифы (гр. I, гр. VII) в отличаются удивительной экспрессией. Звериный сюжет живет в сознании первобытного человека, и хотя он еще лишен условности и декоративности, пришедшей, видимо, несколько позднее в наскальное искусство, черты «звериного стиля» уже угадываются в гравировках.
Нередки и сцены охоты с участием пеших лучников и собак. К числу уникальных можно отнести сцены охоты на птиц. На  большой скальной плите изображено, как четверо пеших лучников стреляют в птиц.
Полет стрелы дан в виде сплошных прямых линий, тянущихся к головам птиц. В нижней части композиции выбит человек, ведущий на поводу двух лошадей. Охота на птиц и одиночные их изображения повторяются дважды в III группе и один раз IV группе. 
Особенностью сцен, связанных с охотой, является динамичность, стремление древнего художника подчеркнуть движение. Охотник, стреляющий в животное или птицу, изображается припавшим на одно или на оба колена, сраженное животное – падающим.
Таков, например сюжет раненого козла, пронзенного стрелой, с подкосившимися ногами. Несколько раз в петроглифах урочища повторяются картины сражений. Чаще всего это сцены боя пеших лучников (гр. I).
В некоторых случаях в руках воинов различаются палицы, топоры или чеканы (гр. VI); еще чаще – картины схваток, где показаны люди, вооруженные палицами и луками (гр, I, Ш), в Ш группе у воина, бегущего впереди, в руках изображен посох.
Характерно, что во всех древних композициях мы видим пеших воинов, в поздних гравировках - и пеших и конных, в том числе вооруженных ружьями. К числу редких относятся изображения дерева и человека под деревом (гравировка на отдельной скале у дороги, гр. III), а также фигура слона.
В описанных выше композициях и в рисунке из группы IП чувствуется желание древнего художника передать движение, рассказать о многообразии жизни. В связи с этим интересны и своеобразные художественные приемы: полет стрелы (гр. ПI) передан прямой линией, пересекающей почти всю композицию.
Этот же прием повторяется на другой плите группы ПI. На плите группы V видим, как симметрично древний мастер гравировки разместил лошадей в упряжи. В V группе рисунков найдена еще одна редкая композиция; более древние петроглифы с очкообразпым знаком перекрыты контурными и силуэтными фигурами «скифских» оленей с поджатыми ногами и оленей, стоящих на кончиках копыт.
Нижний слой составляют фигуры лошадей, куланов и верблюдов. Вся композиция сверху ограничена очкообразным знаком, снизу - прямой линией, что образует своеобразную рамку. Эти изображения перекрыты пятью крупными, более 1 м, контурными фигурами стилизованных оленей.
Две центральные контурные фигуры выделяются тем, что в них вписаны небольшие силуэтные изображения оленей с поджатыми ногами. Удивительное сходство этих гравировок с изделиями скифо-сибирского звериного стиля подчеркивается рисунком оленя с повернутой назад головой.
На скалах урочища несколько раз встречаются палимпсесты, в том числе сцены, когда фигуры стилизованных оленей перекрывают более древние гравировки. Эти и подобные им изображения в отличие от более древних лишены деталей и подробностей, фигуры животных условны.
К таким следует отнести изображения и кабана (гр. III) и медведя (гр. III). Следует заметить, что лаконичность стиля у древних граверов сакского времени не противоречила изобразительности рисунка. Напротив, наскальное искусство этого периода дарит современному зрителю наиболее яркие и динамичные сюжеты прошлого.
Как отмечено выше, не все гравировки одновременны.
Значительную их часть составляют свежие изображения лучников на конях, одногорбых верблюдов, всадников с ружьями и людей с ружьями на сошках, стреляющих лежа в козлов. Эти гравировки резко отличаются по цвету (они светло-серые, яркие), технике (выбивка глубокая, линии грубые), стилю (изображения схематичные, порой состоящие из прямых линий). Последние рисунки небогаты и по сюжетам.
В некоторых случаях они перекрывают и разрушают древние рисунки. Древние гравировки разнообразны по технике выбивки; в крупных изображениях животных сначала намечался контур фигуры (контурная линия на 2 - 3 мм отличается большей глубиной выбивки), затем точечной выбивкой заполнялась вся площадь фигуры животного.
Большинство изображений силуэтные, выбивка неглубокая (2 - 4 мм), но некоторая часть контурных встречается уже среди ранних гравировок. Для небольших ысокохудожественных изображений древнейшего пласта характерны рисунки, выполненные тонкими резными линиями.
Сакский пласт отличается возрастающим числом контурных гравировок; среди совсем поздних снова преобладают грубые силуэтные фигуры, выделяющиеся большей глубиной выбивки и примитивностью исполнения рисунка. 

Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.Наскальные изображения в урочище Арпаузен и окрестности.

Источники:
Архитектурное и археологическое наследие Южно-Казахстанской области. Сайт:farsah.kz

Фотографии
Александра Петрова.