Вы здесь

Главная » История исследований Казахстана. Величайшие путешествия по Центральной Азии.

Александр Бернштам.

Исторические достопримечательности Центрального Казахстана.

Историческое значение могильника и открытых катакомб весьма важно для истории Средней Азии, этногенеза ее современного населения и, в частности, ее тюркоязычных народов, так как в могильнике представлен наиболее древний средне-азиатский монголоидный тип»

Александр Натанович Бернштам.

Туры по памятникам архитектуры Казахстана.

 Александр Натанович Бернштам (1910 – 1956 г.г.) является одним из крупных востоковедов и археологов, изучавших прошлое Центральной Азии от эпохи бронзы до позднего средневековья. Его научное наследие говорит о том, что круг научных интересов ученого очень широк.
И действительно, его глубоко интересовали вопросы этногенеза, ранняя история и культура тюркских народов Средней Азии и Казахстана, включая исследования в области этнологии, лингвистики, архитектуры, фольклора, нумизматики и эпиграфики. Чтобы провести по ним объемный историографический обзор требуется немало сил. Поэтому, в данной статье мы хотим, лишь вкратце остановится на научные изыскания ученого по древней истории Казахстана, выявив тем самым некоторыеконцептуальные взгляды ученого на ту или иную проблематику.
Свою научную деятельность Александр Натанович начал в студенческие годы в качестве этнолога тюркских народов, а в годы аспирантуры (1931 - 1934 г.г.) получил солидную лингвистическую подготовку. Как историк-востоковед он воспринял прекрасную научную традицию передовой востоковедческой школы, виднейшими представителями которой были С.Е.Малов и А.Н.Самойлович.
По совету названных ученых он занимался изучением древнетюркской рунической письменности, в которых отражены многочисленные проблемы средневековья Центральной Азии.
В 1935 году А.Н.Бернштам защищает кандидатскую диссертацию на тему «Социально-экономический строй орхоно-енисейских тюрок ҮІ - ҮІІІ в.в.», где была раскрыта социальная структура тюркского каганата. Находясь в годы второй мировой войны в Киргизии А.Н.Бернштам занимался исследованием по истории кыргызов и Кыргызстана с древнейших времен до монгольского завоевания.
Об этом уже много раз писали кыргызские ученые. В 1997 - 1998 г.г. отдельные работы А.Н.Бернштама в виде двухтомника были переизданы в Кыргызстане, куда были включены избранные труды по археологии и истории. Как известно, А.Н.Бернштам в свое время побывал во всех странах нынешней Центральной Азии. В течении дЭта работа была защищена в качестве докторской диссертации в 1942 году. 
Специалисты отмечают, что это работа - первое обстоятельное исследование многовековой истории кыргызского народа. Заслуги А.Н.Бернштама в разработке периодизации археологических памятников Кыргвадцати лет (1936 – 1956 г.г.) он изучал археологические памятники на территориях бывших советских среднеазиатских республик. Кыргызстана, изучении проблем происхождения кыргызского народа, социально-экономические проблемы древних тюрков поистине общеизвестны. Специалисты высоко оценили среди наиболее важных археологических заслуг ученого – изучение могильников эпохи бронзы в верховьях река Арпа на юге Кыргызстана, открытие сакской, гуннской и кангюйской культур на территории Средней Азии.
Помимо этого следует выделить - раскопки объектов раннего железного века в отдаленных и труднодоступных районах Памира, архитектурных сооружений и оседлых поселений некоторых историко-культурных долин, а также исследования многочисленных памятников и артефактов (отдельных находок и т.д.) старины. Таким образом, ежегодный весь массив археологических изысканий А.Н.Бернштама доказывает, что он существенно продвинул вперед изучение истории и культуры Центральной Азии в середине ХХ века. 
Исследование отдельных районов (Ферганская долина и т.д.) позволило ему одновременно поставить и приступить к решению крупных проблем истории Центральной Азии в целом. На основе археологических источников он изложил краткую историю нескольких регионов, ввел новые археологические культуры. Одной из них считается кенкольская культура, материалы которой введены в науку в конце 30-х годов прошлого столетия.
Тогда же работы над Кенкольским могильником (Таласская долина) дали блестящий материал по истории кочевников раннего железного века, населением которого были гунны, хотя А.Н.Бернштам об этом писал с осторожностью: «Историческое значение могильника и открытых катакомб весьма важно для истории Средней Азии, этногенеза ее современного населения и, в частности, ее тюркоязычных народов, так как в могильнике представлен наиболее древний средне-азиатский монголоидный тип».  В свое время его некоторые оппоненты (Сорокин) ставили под сомнение существование этой культуры, позже уникальность культуры была доказана другими учеными (Кожомбердиев и др.).
К сожалению, на территории Казахстана, особенно по Таласской долине памятники кенкольской культуры почти не изучаются, хотя отдельные объекты были известны даже по исследованию Чардаринской археологической экспедиции на юге РК. Требуется систематизированная работа по поиску памятников кенкольской культуры, которые достоверно укажут на истинный ареал распространения кенкольской культуры.
Говоря о кенкольской культуре, следует, упомянут о проблемах истории гуннов (сюнну), так как зияющий пробел в археологии Центральной Азии связан с ними. В свою очередь, А.Н.Бернштам выделяет три случая проникновения гуннов на территорию Средней Азии: первое – середина І в. до н.э., когда Чжи-Чжи шаньюй откочевал на р. Талас; второе – І в. н.э., когда гуннов разбил китайский полководец Дэу-сян, они вместе с племенами сяньби откочевав в Семиречье основали владение юебань; третье – в 123 г. н. э. китайские чиновники сообщают о набегах гуннов.
В мировой историографии хунны (сюнну) исторически изучены в достаточной степени. Если в Восточной Сибири они выделены археологически, то значительно хуже дело обстоит в Казахстане. А между тем сюнну сыграли в политической жизни древнего Казахстана огромную роль.
Конечно, сейчас казахстанскими археологами выделяются памятники «коргантасского типа» (Бейсенов и др.) в Центральном Казахстане, указывающие на ранние проникновения хуннов, также в свое время акцентировалась внимание на памятники «кулажоргинского этапа» (Черников и др.) в Восточном Казахстане, близкие к памятникам сюнну, также были открыты памятнки хуннов в Приаралье и в Западном Казахстане.
Эти данные и археологические изыскания последних лет требует систематизации культуры сюнну в  Центральной Азии в целом. Следует отметить, что свои археологические исследования А.Б.Бернштам на территории Казахстана начал в 1933 году. Он организовал Семиреченскую археологическую экспедицию (САЭ), тогда же им была проведена предварительная рекогносцировка по долинам р. Чу, Талас.
В 1936 - 1940 г.г. САЭ планомерно изучалась часть территории Кыргызстана, Казахстана (историко-культурный регион Жетысу), в итоге многолетних работ были обнаружены сотни археологических объектов от эпохи бронзы до ХІХ в. Помимо стационарных работ средневековых городищ (Тараз, Текабкет, Сусы, Куль, Сарыг, Баласагун, Койлык и др.) были произведены и раскопки курганов в могильниках около ауылов Каргалы, Карашокы, Жуантобе и др. А.Н.Бернштама на археологическом материале хотел проследить линию развития исторических процессов на территории республики.
Самые ранние памятники им зафиксированны в Жетысу, и относятся к эпохе бронзе (Узунагаш, Алексеевское и др.). В своем труде «Прошлое района Алма-Ата. Историко-археологический очерк» много внимания уделял этому периоду показав тем самым особенности курганов: «эти были искусными мастерами по камню, о чем свидетельствуют погребальные сооружения в курганах, добротно сделанные из каменных плит.
На глубине 2 - 2,5 м в грунте высекалась продолговатая яма, стены которой обкладывались хорошо тесаными плитами камня толщиной до 1,1 м, размерами в среднем 0,6 х 0,4 м; швы заливались глиняным раствором. После того как покойника укладывали в такой каменный ящик, он перекрывался аналогичными плитами. Чтобы грабитель не проник к погребальной камере, яма засыпалась огромными валунами до уровня поверхности земли.
И только затем воздвигался курган правильной формы в виде сегмента шара. В земляную насыпь составной частью входили мелкие валуны и галька. Такие сооружения обнаружены нами при раскопках курганов по реке Каргалы». Раскопки, проведенные в Жетысу в последние десятилетия, подтвердили некоторые теоретические предположения А.Н.Бернштама по погребальному обряду насельников эпохи бронзы. 
Здесь уже выделены археологические культуры – кольсай, бигаш. Своеобразие этих культур объясняется в первую очередь природно-хозяйственным комплексом, так как, многие строительные материалы в ущельях Заилийского Алатау были одинаковыми в тот период, и это, несомненно, отразилась на инфильтрации культурного комплекса. 
В итоге А.Н.Бернштам одним из первых пришел к мнению о том, что на основе культуры эпохи бронзы развивалась сакская культура, затем на ее основе складывается усуньская. В отечественной историографии название древних этносов носит дискуссионный характер. А.Н.Бернштам пытался раскрыт содержание и реальное звучание некоторых этнонимов.
Например, в своей работе «Археологический очерк Северной Киргизии»  А.Н.Бернштам рассматривал исторический термин «исседон-усунь». По мнению автора, наличие разных наименований усуней в древности объясняется тем, что исседоны – это название восточной ветви массагетов, данное античными авторами. Когда усуни с тохарами перешли на запад и информация античных авторов стала более правильной (тем более, что усуни были господствующим родом такого крупного политического образования), то они дали более близкую к истине транскрипцию усунь вместо исседон – асии.
В раннем средневековье когда согдийцы стали ираноязычными хозяевами склонов Тяньшаня, тохары стали синонимом южной группы иранских племен. Автор считает, не случайностью, ношение верховных владетелей кушан титула - «ябгу». Этот термин усуням был известен уже в І в. н. э.Многие казахстанские исследователи (Агеева, Пацевич и др.) в свое время поддерживали концепцию А.Н.Бернштама о том, что исседоны являются усунями.
Этноним усунь, еще отмечаемый китайскими послами Гао-Мин и Тунюань в 436 г., исчезает в ҮІ в. с распространением власти западнотюркского каганата. В эпоху раннего средневековья термин «усунь» становится атавизмом, т. е. образным выражением, о чем свидетельствует текст Тоныкока. Оно сохранилось до сегодняшнего дня у казахов Старшего жуза. Нынешних сторонников концепции «исседон - усунь» в данное время стало мало.
В большинстве работ, вышедших за последнее время, положение, выдвинутое А.Н.Бернштамом, просто забывается или игнорируется. А оно с несомненностью свидетельствует в пользу предположения ученого. Ссылаясь, на сообщения античных историков многие исследователи, саков, савроматов и скифов, и даже кангюйцев и усуней считали ираноязычными. А.Н.Бернштам одним из первых предпологал, что древние кангюйцы были тюркоязычными.
После него некоторые ученые специально изучали язык древних жителей раннего железного века. Некоторые специалисты считают, что даже саки были тюркоязычным народом. Периодизация и хронология памятников раннего железного века является одним из ключевых вопросов в отечественной историографии. Памятники эпохи саков и усуней, раскопанные А.Н.Бернштмамом во многочисленных районах Жетысу от Таласа до Или дали ученому выделить несколько хронологических групп: 1. Карачако (река Или) и Чуйские курганы Ү - ІҮ в.в. до н.э.
Датируются стрелами скифского типа и наременными бляхами; 2. Берккара-1 (хребет Каратау) и Нарынские курганы ІҮ - ІІІ в.в. до н.э.; Датируются бронзовой пряжкой с изображением льва, глотающего птицу (гуся), а также пряжками без язычка; 3. Берккара-2 и Усуньские курганы, раскопанные М.Воеводским и М.П.Грязновым в долине рек Чу и Каракола (Иссык-Куль) ІІ в. до н.э. – І в. до н.э.
Датируются инвентарем сарматского типа, в частности ажурными серьгами с зернью и бусами. 4. Карачоко-2, Каргалы-2 (р.Или) І в. до н.э. – ІІ в. н.э. Этому времени принадлежит выдающееся произведение искусства Жетысу – золотая диадема из Каргалинского ущелья. В свою очередь, Каргалинская диадема детально проанализирована А.Н.Бернштамом. 
Он пологал, что в семантике изображений нашли отражение культовые влияния Ирана и Китая; датировал диадему І в. до н.э. – ІІ в. н.э. Позже исследователи уточнили датировку каргалинского захоренения: это уже ІІ в. до н.э. Удалось сопоставить диадему с коронами Тилля-тепе в Бактрии, сарматского захоренения в кургане Хохлач, сакской в Семиречье (курган Иссык), Уландрыка в Горном Алтае.
А.Н.Бернштам предположил, что это украшение принадлежало шаманке. Им выяснен основной сюжет, изучена техника изготовления и т.д. Также ученым обращено углубленное внимание на некоторые предметы Берккаринского могильника, особенно на одну замечательную пряжку. Автор на основе многочисленных источников, как письменных, так археологических, реконструирует историю ювелирного искусства и религиозно-мифологические представления древних племен.
Проведенные его исследования по раннему железному веку Жетысу позволяют поставить многие вопросы, разрешение которых возможно будет только при организации комплексного изучения и дальнейшем усовершенствовании археологической методики. Некоторые наблюдения, основанные на сходстве стилевых особенностей изделий, могут привести к разрешению многих проблем.
Для решения этого вопроса необходимо привлечь данные естественных наук. А.Н.Бернштам после второй мировой войны несколько лет плодотворно изучал археологические памятники Южного Казахстана. Им в 1947 г. организована Южно-Казахстанская археологическая экспедиция на базе Института истории, археологии и этнографии АН КазССР.
Маршрут экспедиции был намечен ученым так, чтобы начать с территории, где оборвались работы в 1940 г., т. е. с западных границ долины р. Талас. Главной задачей экспедицией было собрать материалы по культуре и истории кангюй. Поэтому маршрут экспедиции определялся по письменным источникам. Отряды экспедиция побывали во всех известных памятниках, вели стационарные работы на территории эталонных археологических объектов.
В ходе работ в Южном Казахстане обнаружены несколько сот археологических объектов истории и культуры, исследованы несколько десятков памятников, раскрывшего перед нами своеобразную культуру древних кангюйцев. Извлечены из кангюйских курганов многочисленные хозяйственно-бытовые предметы, орудия труда, оружия, украшения и т.д.
В итоге А.Н.Бернштамом была выделена культура кангюй (отрарская), позже названная казахстанскими археологами отрар-каратауская (Байпаков и др.). Сейчас на основе работ последних лет выделяется  арысская культура (Подушкин) кангюй. Системно изучаются типы поселений и городищ, древние города и курганы. Следует отметить, что А.Н.Бернштам древних кангюй связывал с «казахским племенем канглы».
Пожалуй, принадлежность к тюркским народам кангюйцев с тех пор неоспоримо доказано. В своей статье «Проблемы древней истории и этногенеза Южного Казахстана» А.Н.Бернштам рассмотрел основные пути этногенеза казахского народа в древний период и роль кангюйских племен в этом вопросе [13]. Здесь учтены им не только сведения древних авторов, но и богатейший археологический материал.
Памятники предшествующего времени обогатили наши знания, позволили по-новому поставить и разрешить проблему этногенеза тюркских народов. Им замечено, что: «1. В истории казахского народа ясно выступает древняя связь западных и восточных областей Казахстана. Андроновская культура явно документирует эту общность ІІ тысячелетием до н.э. Эта общность не утрачивается и позднее в І тысячелетии до н.э.
Органические связи племен Казахстана с глубокой древности объесняют древнее происхождение народного имени, получившего общенародное признание лишь к ХҮ в. 2. Огромное значение в издавна складывавшихся этнокультурных связах Казахстана играл бассейн Сырдарьи, основными обитателями которого в послескифский период были кочевники – кангюи. Кангюи соединяли запад и восток Казахстана и играли значительную роль и за пределами стараны».
В заключении хочется сказать, что научное наследие А.Н.Бернштама значительно и разнообразно. Он плодотворно занимался изучением древней истории Казахстана, тем самым оставив свой след в мировой историографии. Ввел в науку разные археологические культуры, выдвигал различные теории по проблемам древней истории Центральной Азии.
Основные положения археологических культур остаются в силе и до настоящего времени, несмотря на огромный материал, накопленный за прошедшие после выхода работ А.Н.Бернштама десятилетия. Уточнения, неизбежные при развитии научных знаний, касаются главным образом частностей и не является окончательным вердиктом. Характерной особенностью творчества А.Н.Бернштама является умение подойти к раскрытию проблемы проницательно, с тем новым, зачастую неожиданным поворотом. Ученый умел перейти от описания археологических объектов и артефактов к широкой исторической проблематике, выдвигая тем самым новые концептуальные взгляды на ту или иную проблему.
Его труды являются образцом не только памятников культуры, но и широкого исторического анализа древних обществ – от вопросов древней экономики до художественного творчества. Важно отметить и его неутомимую организаторскую деятельность. Им организованы такие археологические экспедиции, как Семиреченьская археологическая экспедиция, Южно-Казахстанская археологическая экспедиция и т.д.
Последняя из них, например, соединялась комплексно с полевыми исследованиями Центрально-Казахстанской археологической экспедиции (руководитель А.Х.Маргулан) на севере Каратау, в долине нижнего течения Чу, соединялась также с маршрутами Хорезмской археолого-этнографической экспедиции (руководитель С.П.Толстов) за р. Сырдарья. Таким образом, огромная территория была освоена археологически.
Плодотворность этой идеи была подтверждена дальнейшими полевыми исследования. На протяжении всей творческой жизни А.Н.Бернштам уделял немалое внимание реконструкции социальной структуры общества обитателей степей, их перемещениям, политической истории, взаимосвязам с соседними народами. Особое место занимали проблемы контактов древних народов, реконструкции идеологических представлений, закономерности построения композиций древнего искусства.
О нем уже написано в Казахстане немало статей, несомненно, число их будет увеличиваться, так как огромный вклад его в историческую науку Центральной Азии трудно переоценить. Мы убеждены, что в этот год в новых трудах об этом исследователе историографический анализ его научных изысканий будет значительно шире.

Источники:
Байгунаков Досбол Сулейменович – доктор исторических наук, доцент кафедры археологии, этнологии и музеологии Казахского национального университета имени аль-Фараби (г. Алматы). Заднепровский Ю.А. Александр Натанович Бернштам, КСИА, 1960. Вып. 80. С. 5 – 16. Бернштам А.Н. «Избранные труды по археологии и истории кыргызов и Кыргызстана». Бишкек. Т.1. 1997; Т.2. 1998. Бернштам А.Н. «Археологические работы в Семиречье» КСИИМК, 1940. ІҮ. С. 42 – 48. Байпаков К.М., Таймагамбетов Ж.К. «Археология Казахстана» А., 2006, Бернштам А.Н. «Прошлое района Алма-Ата» Историко-археологический очерк. А.- А., 1948. Марьяшев А.Н., Горячев А.А. «Могильник эпохи бронзы Семиречья Кульсай», Археологические памятники на Великом Шелковом пути. Мужвузовский научный сборник.  А., 1993. С.19 – 27. Бернштам А.Н. «К вопросу об усунь-кушан и тохарах» СЭ, 1947. №3. С.41 – 47. Рыскулов Т.М. «На каком языке говорили саки?» Евразийский народ саки– Алматы: «Болашақ балапандары», 2006. С.242 – 247. Бернштам А.Н. «Некоторые итоги археологических работ в Семиречье» КСИИМК, 1946. Вып. ХІІІ. С.110 – 118.Бернштам А.Н. «Золотая диадема из шаманского погребения на р. Каргалинка» КСИИМК, 1940. Ү. С. 23 – 31. Бернштам А.Н. «Берккаринская пряжка» КСИИМК, 1947. Вып. ХҮІІ. С.9 – 11.Бернштам А.Н. «Археологические работы в Южном Казахстане» КСИИМК, 1949. Вып. ХХҮІ. С. 131 – 133. Бернштам А.Н. «Проблемы древней истории и этногенеза Южного Казахстана» Известия АН КазССР. Сер. археол. 1949. Вып.2. С.59 – 99.