Вы здесь

Главная » Алматинская область. Архитектурные и культурные достопримечательности.

Археология Семиречья.

Археология в Алматинскй области.

«История учит, что всюду, где слабые и невежественные люди обладали чем-либо, что хотели иметь люди сильные и образованные, первые всегда уступали это по доброй воле»

Марк Твен.

Поездка из Алматы в поселок Капал в Алматинской области.

Еще в  XIX веке любознательные жители Верного обратили внимание на большое число  древних памятников, и в первую очередь курганов, наскальных рисунков, следов древних городищ и могильников по всему югу Казахстана. 
О «древних могилах» упоминали в своих записках И. Сиверс  – иркутский аптекарь и ботаник, в поисках целебного ревеня в 1793 году дошедший до южных предгорий Тарбагатая, и Т. Аткинсон  – английский художник, в 1848 году побывавший в северной части Семиречья (в городе Копал).
Конечно, о захоронениях знали и коренные жители – казахи, считая их могилами «колмаков» или калмыков, как тогда называли джунгар. Не оставил без внимания археологические объекты и первый казахский ученый Ч.Валиханов, впервые побывавший в Семиречье в 1856 году.
В своих записках он упоминает о подобранном им куске водопроводной гончарной трубы в Чингильдах, на правом берегу реки Или, где в древности располагалось  городище Еки-Огуз.
Получивший хорошее образование и обладавший большой любознательностью и знаниями, он не только не оставлял без внимания увиденные следы истории, но и мог многое понять и  объяснить.
Его перу принадлежит археологическая работа «О киргиз-кайсацких могилах и древностях вообще». «Первооткрыватель Тянь-Шаня» П. Семенов, совершивший путешествие в Семиречье в 1856-1857 годах, в своих трудах описывает увиденные памятники (например, джунгарские рисунки на берегу реки Или), делая экскурс в местную историю. 
О памятниках старины упоминали едва ли не все путешественники, исследователи, обозреватели-географы (зоолог Н.Северцов, обозреватель и писатель Н.Абрамов, геодезист А.Голубев, художник В.Верещагин и др.), местные краеведы.
Обычно это были люди с образованием – чиновники, инженеры, офицеры, но иногда и просто крестьяне.  Даже губернатор Герасим Колпаковский занимался археологией Семиречья.
Особенно его интересовали предметы древности выносимые волнами озера Иссык-Куль. Им написана опубликованная в «Известиях Русского Географического общества» в 1870 году статья «Об остатках древних поселений на Иссык-Куле».
Все это не могло быть незамеченным научной общественностью России. В край посылались специалисты - историки и археологи. Одним из первых   профессионалов ученых, посетивших Семиречье в 1862, 1868 - 1869 годах, был тюрколог и языковед В.Радлов,  производивший раскопки у города Копал, в Чуйской и Илийской долинах, на берегах озера Иссык-Куль.
В результате изучения вскрытых курганов (лишь в 1862 году на протяжении от Семипалатинска до китайской Кульджи им было раскопано более 40 курганов) Радлов сделал вывод о тождественности их курганам в Сибири, а значит и народов, населявших эти края.
Он же с сожалением констатировал, что почти все курганы оказались разграбленными.  В 1893-1894 годах в крае работал ученый востоковед В.Бартольд, охвативший археологическими, этнографическими и историческими исследованиями Таласскую, Чуйскую, Илийскую долину и бассейн озера Иссык-Куль, а также район города Верный. Обладая обширными познаниями, объединив накопленные исторические  сведения, Бартольд сумел нарисовать общую картину древней истории Туркестана. 
Общий обзор археологических памятников Семиречья на основании уже произведенных исследований сделал в 1898 году профессор Томского университета В.М.Флоринский. Среди всех, использованных им исследований, первое место он отдал работам местных краеведов – любителей истории. 
Их было много, начиная от межевщика В.А.Андреева, первым обнаружившим древние христианские кладбища вблизи Пишпека (1884), художника В.В.Верещагина, сделавшего зарисовку средневековой башни Бурана (1869), художника Н.Г.Хлудова, открывшего высокогорную галерею петроглифов на вершине Ферганского хребта Саймалы-Таш (1902),  врача Ф.Пояркова и ботаника А. Фетисова до профессионала ориенталиста (востоковеда, то есть специалиста занимающегося историей и этнографией народов Востока) Николая Николаевича Пантусова (хотя занимаемая им должность  была далека от археологии.
Он занимал должность помощника губернатора Семиреченской области).  Он столь много занимался изучением памятников истории, что Императорская Археологическая комиссия в Петербурге сделала его в 1885 году своим внештатным сотрудником, с 1894 он был официально избран ее член-корреспондентом, сотрудничал с Московским археологическим обществом.
То есть с центральными научными археологическими организациями тогдашней России. Пантусов разыскивал, фотографировал и описывал по всей области памятники древней истории, производил раскопки курганов и городищ, собирал все найденные кем бы то ни было археологические артифакты (предметы древности), отсылая их в Археологическую комиссию, заботился о пресечении всех грабительских раскопок и о сохранении памятников истории.
А таких грабителей, самовольно раскапывющих курганы и древние могилы, было немало. Ведь нередко такие могилы хранили золотые предметы, и поживиться ими хотели нечистые на руки люди.
Облеченный правами, опытом и знаниями, Пантусов объединял все археологические работы, ведущиеся местными любителями истории. Можно сказать, что занятие археологией стало основным в деятельности Пантусова. Благодаря ему Петербургский Эрмитаж значительно обогатился предметами древности со всего юго-востока Казахстана и Киргизии.
Следует упомянуть, что руководство области, его начальники – губернаторы - с пониманием относились к занятиям своего подчиненного, отпуская в многочисленные командировки.
Более того, заботясь о сохранности археологических памятников, по представлению Пантусова, губернаторы, начальники уездов отдавали распоряжения по запрещению самовольных хищнических раскопок, благодаря чему было сохранено много предметов древности.
Одно из главных достижений археологии Семиречья было открытие и изучение древних несторианских (христанских) кладбищ, и в этом основная заслуга принадлежит Пантусову, отыскавшему и описавшему множество надгробных камней с христианскими надписями, расшифрованными петербургскими учеными языковедами-лингвистами (Д.А.Хвольсон).
Перу Пантусова принадлежат многочисленные статьи по археологии края. Пантусов в своем увлечении был не одинок. По зову души археологией занимались и другие любители: врач по профессии ФедорПоярков, ботаник и садовод А.Фетисов, сумевшие внести значительный вклад в открытие многочисленных исторических памятников и их описание.
Проживая и работая военврачем в Токмаке, а затем в Пишпеке, и делая разъезды по Чуйской долине, Поярков был заинтригован величественной башней Бурана, возвышавшейся в голой степи Чуйской долины в Киргизии.
В 1885 году он производил раскопки на территории древнего христианского кладбища вблизи этой башни, обнаружив более 20 надгробных камней с надписями и остатки крепостной стены.
В последующем Поярков изучал  петроглифы в районе Иссыг-Атинских минеральных вод близ нынешнего Бишкека, в 1899 году он совершил несколько поездок с целью отыскания каменных изваяний – балбалов (грубые изображения человека, высеченные из камня).
В долинах Большого и Малого Кемина (горные реки в Киргизии близ границы с Казахстаном) им было отыскано до 150 каменных баб.  Свои исследования Поярков сопровождал статьями, публиковавшимися в Памятных записках по Семиреченской области.
Не меньшие заслуги в археологическом изучении области принадлежат любителю-ботанику А.М.Фетисову. Еще в 1878 году он обнаружил следы древних городищ в Каджисае на берегу Иссык-Куля, совершая поездки по краю, отыскивал и фиксировал встреченные на пути руины человеческих поселений.
Совместно с Пантусовым в 1885-1886 годах Фетисов производил раскопки несторанских кладбищ в Чуйской долине, в результате чего было отыскано более ста захоронений, отосланы в Петербург снятые с надгробных камней изображения крестов и надписей.
Фетисов много путешествовал, всегда обращая внимание на встреченные в пути древности. Особая его заслуга заключается в публикации путевых очерков. Раскопки курганов, с разрешения властей, производил и лепсинский купец Е.М.Трусов. 
Свои услуги в археологических изысканиях предлагали многие семиреченцы, в частности учителя школ, чиновники, военные. В целом надо признать, что, несмотря на отсутствие в крае специальных научных учреждений, любители-археологи совместно с приезжими профессионалами и учеными из Петербурга и Москвы успешно работали в области археологии  Семиречья.
Таким образом создавалась картина древней истории на территории Казахстана. Ныне эта работа продолжается усилиями научных институтов, где работают профессионалы-археологи и историки с высшим образованием.
Многое уже открыто (например, найден «золотой человек»), но еще больше предстоит узнать. Ведь Казахстан неисчерпаемый кладезь древних цивилизаций, и узнать их историю – жгучая и волнующая задача. 
Одним из самых интересных открытий, сделанных на территории Семиречья, была находка медного жертвенника, столика-светильника или алтаря.

Источник:
Александр Лухтанов. «Очерки по истории Семиречья».